Битва за Гонконг

spydell 29.05.2020 11:18 | Политика 101

Фото: © AP Photo/Vincent Yu

Самые значимые движения 21 века во внешней политике Китая. 28 мая 2020 Китай принял закон о национальной безопасности Гонконга, который радикальным образом меняет внешнеполитическую повестку дня и это самое важное внешнеполитическое событие для Китая с 1997 года, когда Гонконг перешел от британской юрисдикции к китайской.

Гонконг обязан принять правила, «запрещающие любые акты государственной измены, отделения, подстрекательства к мятежу и подрывной деятельности» против правительства Китая. В соответствии с законом необходимо принять необходимые меры для предотвращения, пресечения и наказания лиц и структур, использующих Гонконг для ведения сепаратистской, диверсионной и разрушительной антикитайской деятельности.

Но в законе еще вот что важно. Главному разведывательному управлению Китая, Министерству общественной безопасности, главному агентству полиции и пограничного контроля Китая теперь официально будет разрешено (при принятии закона) открыть офисы в Гонконге для проведения расследований и сбора разведданных. Статья 5 закона требует регулярных отчетов от главы исполнительной власти Гонконга о национальной безопасности, а Китай получает беспрецедентно широкие полномочия по силовому и политическому урегулированию в регионе. В Статье 2 говорится, что Китай наделен полномочиями не только по подавлению подрывной антиправительственной (антикитайской) деятельности, но и может карать/наказывать нарушителей. Я пока не до конца понял, касается ли это иностранных нарушителей или же только резидентов Гонконга? По логике закона касается и зарубежных сил, но пока Китай никогда не имел подобного опыта и не совсем ясно, как это будет реализовывать на практике.

У Китая уже было две попытки. Первая попытка произошла в 2003 году и провалилась после массовых протестов. Тогда закон был частично (по духу, но не по содержанию) схож с текущим, но гораздо мягче. Вторая попытка произошла в 2019 году с законом о «экстрадиции нарушителей в Китай». Это лайт версия, сильно усеченный вариант закона 2003 года, но и эта попытка провалилась после известных массовых протестов второй половины 2019.

Теперь Китай отбросил всю политическую рефлексию и пошел ва-банк, внедрив самый жесткий вариант из возможных. Не просто предложил, а принял и утвердил его 28 мая 2020, однако еще не внедрил! На этот раз законы будут приняты посредством положения, которое обходит законодательную власть Гонконга и, следовательно, общественные дебаты и консультации. Раньше Китай играл в демократию и «ждал», пока Гонконг примет самостоятельную инициативу. Неспособность местного правительства получить такие законы через законодательные органы является причиной того, что Китай теперь берет дело в свои руки.

Гонконг для Китая это прежде всего торговый и финансовый хаб и окно для притока иностранных инвестиций и технологий. Подавляющая часть крупнейших международных корпораций, которые используют Китай, как производственный кластер, имеют представительства не в Китае, а в Гонконге. Практически все транзакции и сделки проходят, так или иначе, через Гонконг. Ментально, Гонконг это либероидное гнездо, так называемый остров западных ценностей в Азии, поэтому логика протестующих в целом понятна. Они вкусили плоды распущенности и западных ценностей и им уже чужды авторитарные методы Китая.

Но Китаю осточертели игры в «демократию», причем игры в одну калитку. Абсолютно постыдная, унизительная для Китая торговая сделка в конце 2019 с агрессивными нападками на технологических гигантов Китая (особенно Huawei) многое изменила в позиционировании китайской элиты. Я не писал про эту сделку просто потому, что не понимал, как можно было подписать и принять настолько позорные и унизительные условия без какой-либо ответной реакции. Но вот реакция последовала позже. Это решение не только политиков, но и бизнес-элиты Китая.

Глобализация закончилась в той форме, в которой мы ее знали. Китай понимает, что он уже перерос через одностороннюю диктовку условий Вашингтоном и транснациональными корпорациями. Перерос ментально, и экономически, и технологически. Китай 2020 не имеет ничего общего с Китаем 2009 или тем более Китаем начала 90-х, когда формировался остов современного глобализма. Сейчас Китай это достаточно весомый, самодостаточный субъект, который приобретает высокую степень автономности от западных технологий и капитала с возможностью и способностью сопрягать на себя иной кластер союзников в странах Азии, Ближнего Востока, Африки, Южной Америки и Восточной Европы.

В среду государственный секретарь США Майк Помпео заявил, что его правительство больше не будет рассматривать Гонконг отдельно от материкового Китая и отменит свой особый торговый статус . Конгресс теперь имеет право лишить Гонконг его «особого статуса» в соответствии с Законом о политике Соединенных Штатов и Гонконга 1992 года, который разрешает иметь особый экспортный и финансовый контроль для Гонконга со свободным присутствием западных ТНК.

Все это может означать, что Гонконг получит точно такие же экспортные и технологические ограничения, как материковый Китай, что де-факто лишит Гонконг статуса торгового и финансового хаба для Китая. Также появляются сообщения о возможном делистинге китайских компаний с западных бирж и соответственно на блокировку листинга новых компаний и привлечения капитала от структур, связанных с американской юрисдикцией. Плюс к этому всякие идиотские попытки выставить счет Китаю за вирус на сотни миллиардов долларов.

Похоже, начали лупить по площадям со всей серьезностью. Обратной дороги, видимо, уже нет. Запомните этот день. Это момент, когда Китай стал другим, прежде всего во внешней политике.

Я не случайно уделяю настолько много внимания макроэкономической и финансовой статистике Китая и США. Это именно то, что сейчас имеет значение. То, как эти две страны будут восстанавливаться, какой будет импульс, от этого будет зависеть вектор политической конфронтации.

Грядет большая война.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей