ЧИСТОЕ КАФКИАНСТВО

soiz [1231402] 26.06.2019 10:23 | Политика 86

Есть ли какой-нибудь смысл в бессмыслице? Как добивают бумажную прессу.

С 93 года выпускаем небольшую газетку. Сначала я был оформителем, рисовал иллюстрации, потом стал писать статьи, а затем занялся и версткой. Проблем очень много. Были проблемы с властью, против нас заводили дела, был конфликт с мэром и на нас подавали в суд за нарисованную мною карикатуру. И много проблем с выживанием. Тиражи бумажных изданий падают. Одна из причин вполне понятная: появление нового источника информации — интернет. В советские времена по утрам к газетным киоскам выстраивалась очередь, а на некоторые издания, которые выходили миллионными тиражами, было невозможно подписаться. А сейчас – взял смартфон и в курсе событий. Но это причина не единственная. В докладе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям отмечается: «В Европе и Северной Америке тиражи печатной прессы потихоньку стабилизируются или даже увеличиваются, а в Азии – они и не падали…».

«Новые Известия» пишет: «Совокупный тираж шести общероссийских газет — правительственной «Российской газеты», «Известий», «Коммерсанта», «Ведомостей», «Независимой газеты» и «Комсомольской правды» составляет чуть больше 1 миллиона экземпляров. Всего…

По свидетельствам участников парламентских слушаний о проблемах печатных СМИ, происходящее в Госдуме напоминало диалог слепого с глухим. Представители СМИ говорили, что бумажная пресса умирает, необходима государственная помощь. В частности, надо убрать запреты на рекламу некоторых товаров, ослабить налоговую нагрузку на издателей и на предприятия, занимающиеся распространением прессы, контролировать тарифы на бумагу… Чиновники и депутаты отвечали: «Издание и распространение прессы – это бизнес, и вы должны сами справляться со своими проблемами»».

В докладе Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям констатируется: «Печатные версии региональных изданий в 2018 году продолжали терять тиражи и доходы…Число зарегистрированных в Российской Федерации газет за 2018 год уменьшилось с 20315 до 18125».

Мы имеем два источника доходов – подписка и продажа через киоски. Больше года назад начались проблемы у «Союзпечати»: они нам перестали пересылать деньги за проданные наши газеты. У них возникли большие трудности. Не только из-за интернета, помогли местные власти. Накануне чемпионата мира они объявили войну киоскам и с центральных улиц исчезли киоски с журнальной продукцией, а так жеи с водой и мороженным. Теперь, чтобы купить водичку – надо идти в ближайший сетевой магазин.

Я очень недолгое время работал менеджером в сети киосков и знаю – как зависит реализация журнальной продукции от места нахождения киоска. Когда местные власти выкинули киоски «Союзпечати» с центральных улиц и остановок в глухие задворки – сеть гикнулась и дышит на ладан. Чуть позже начались проблемы с «Межрегиональным агентством подписки», с которым мы заключали договоры. Они исправно нам платили, а с конца прошлого года начались задержки, потом деньги совсем перестали поступать. Представители «Почты России» написали письмо, в котором пояснили, что МАП на грани банкротства и предложили свои услуги.

Что происходит в России с подпиской? На сайте «Журналист» пишет Александр Оськин вице-президент Союза предприятий печатной индустрии (СППИ/ГИПП): «До 2014 г. социально-значимая услуга по доставке подписных тиражей населению, которую исторически в нашей стране осуществляет ФГУП «Почта России», субсидировалась государством. Ежегодно, начиная с 2008 г., Почта получала на эти цели около 3-3,5 млрд руб. С тем, что пресса людям нужна, никто и не спорил, между тем расстояния в нашей стране таковы, что доставка экземпляра газеты из районного центра до конкретного подписчика на селе (так называемая «последняя миля») действительно обходится «в копеечку». Поэтому ведомство исправно исполняло свой долг, а понесенные им убытки за доставку не ложились на плечи подписчиков, а покрывались государством. Это позволяло удерживать стоимость подписки на приемлемом для большинства россиян уровне, а сам подписной рынок если не процветал, то по крайней мере серьезно не сжимался. Но все изменилось в 2014 году. Государство отказало «Почте России» в покрытии убытков за доставку периодики, и весной 2014 года подписные тарифы увеличились почти в три раза. Поэтапное повышение подписных тарифов с 2014 года по 2018 год включительно привели к падению подписных тиражей на 35,8 %. Подводя общие неутешительные итоги последних пяти лет, можно с уверенностью сказать, что реальная причина сокращения объемов реализации тиражей кроется не в недоверии к прессе, а в том, что продавать периодику в розницу просто негде. И это на фоне периодического роста цен на подписку. За последние годы они выросла так, что подписная периодика ныне — удел обеспеченных, а не рядовых граждан».

Эффективное государство Путина убила в России подписку, как в принципе убило малый и средний бизнес.

Мы оказались в ситуации, когда остались без средств, которые необходимы для выпуска газеты. Именно в этот самый момент на нас насел Роскомнадзор.

Оказывается, «в соответствии с пунктом 2.1 статьи 7 Федерального закон «Об обязательном экземпляре документов» от 29.12.1994 N 77-ФЗ (далее — Закон) помимо ранее установленного Законом порядка доставки обязательных экземпляров печатных СМИ у производителя печатных СМИ существует обязательство с 01.01.2017 года в течение 7 (семи) дней со дня выхода в свет первой партии тиража печатных изданий доставлять с использованием информационно-телекоммуникационных сетей по одному обязательному экземпляру печатных изданий в электронной форме, заверенному квалифицированной электронной подписью производителя документа, в Информационное телеграфное агентство России (далее-ИТАР-ТАСС) и в Российскую государственную библиотеку (далее — РГБ)».

Мы отсылаем в Росконадзор по два бумажных экземпляра газет. Но, как нам написали в официальном письме, «порядок направления обязательных экземпляров в электронном виде не отменяет

обязательства направлять экземпляры газет и журналов в печатной форме в адрес организаций-получателей обязательных экземпляров СМИ».

И в назидание нас штрафанули. Вытащили из дырявых карманов последние копейки и отдали государству. Но это только начало…

Пошли получать электронную подпись. Это удовольствие не бесплатное – за радость получить ее с нас слупили 3000 рублей. Причем выдается она на ограниченный срок — только на год. Через год, будьте добры, еще 3000 рубликов. Если, конечно, за этот года она не подорожает, потому, что в РФ дорожает все. И это в той ситуации, когда денег нет на оплату услуг типографии. Редактор приносит мне это электронное чудо на флешке: я смотрю на него как баран на новые ворота – что делать? Какие-то файлы. Начинаю разбираться. Захожу на указанный сайт, пытаюсь зарегистрировать личный кабинет. Всплывает блокирующее окно, которое сообщает что необходим плагин КриптоПро, без которого ничего не будет работать. Звоню в службу поддержки конторы, что нам выдала электронную подпись: «Так то и так, что делать?» Мне отвечают: «Подобные услуги мы оказываем за деньги». С грехом пополам регистрируюсь. Начинаю выгружать газеты. С сайтом ИТАР-ТАСС – все в порядке. А вот на сайте Российской государственной библиотеки – сюрпризы. При попытке загрузить экземпляр она выдает мне список ошибок, который я в силу того, что не являюсь специалистом, даже понять не могу. Что от меня хотят? Редактор нашей газеты пошел в Роскомнадзор и попросил объяснить – что это такое? Надо сказать, что там попался отзывчивый человек и согласился помочь. Мы передали свой электронный экземпляр в PDF формате, он там поколдовал и присылает мне – «Попробуйте загрузить». Я пытаюсь – сайт не принимает и снова выдает список ошибок. Я их пересылаю и говорю: «Никак». Человек снова поколдовал – говорит: «Ну, попробуйте в этот раз». Сайт снова не принимает – и выдает список ошибок. В общем, работник Роскомнадзора не смог создать файл пригодный для загрузки на сайт Российской государственной библиотеке. Но он нам скинул ссылки, размещенных на этом сайте справок – как правильно создавать файл, чтобы его приняли.

Открываю, там видеоролик. Показывают и объясняют: «Чтобы создать PDF/A откройте программу Adobe Acrobat Pro и вот там в разделе Инструменты выберете такой то пункт». И демонстрируют Adobe Acrobat Pro скорее всего последней версии.

И тут надо кое-что пояснить.

Adobe — американская компания, разработчик программного обеспечения. Штаб-квартира расположена в Сан-Хосе (Калифорния). Adobe Systems является правообладателями формата PDF.

Интересуюсь ценой в Интернете: Acrobat Professional 2017 Multiple Platforms Russian 30914.00 руб. На другом сайте можно найти дешевле Adobe Acrobat Pro — 13541 руб.

У меня возникает вопрос: получается, что нас законодательно принуждают покупать коммерческие продукты американской компании ради исполнения российского законодательства. Это покруче всякой рекламы будет – попробуй не купи! И что нам делать? Для типографии мы создаем PDF с помощью маленькой бесплатной программы. К тому же новейшая  Adobe Acrobat Pro не встанет на компьютер – у нас старая система, еще виндос XP, ведь и издательская программа старая, «PageMaker 6.5», о которой, наверное, многие забыли. И это все, что позволяет наши нищенские средства, которые в лучшем случае дают возможность сводить концы с концами.

Это еще не все. Одно из требований Российской государственной библиотеки – это особая кодировка PDF файла. Должна быть UTF-8, другое отфутболивается.

Вот тут для моего невысокого уровня понимания  – полная тьма. Как менять кодировку PDF файла? Пару недель сидел в интернете, думал, что найду может какую-то программку или подсказку. Ничего. Зато попался мне форум, на котором издатели обсуждают новации нашего печатного контроля. Там я узнал много интересного.

Вот человек жалуется: «Отправляли мы свои файлы в РГБ, и было у нас хорошо — принимали. До мая месяца. Сейчас делаем ровно все тоже самое, а получаем отказ. Сообщение об ошибке: Неверная кодировка текстового слоя.

Других замечаний нет, т.е. формат pdf/a-1b (rgb) — корректный.

Позвонил, попробовал уточнить, что ж произошло. Мне барышня ответила, что не обязана что либо говорить, но мельком прозвучало, что раньше проверка была выборочная, а теперь 100%. Потому отказы стали массовыми. Мол, пишите в техсап, вам ответят. У меня семь писем с января — все без ответа. Есть ли смысл писать?»

Люди пытаются понять – что это такое и для чего делается? Высказывают разные предположения: «Тут такая вещь, как с собаками Павлова. Специалисты библиотеки видя, что большинству стало удаваться сие упражнение — усложнили задачу… Просто по-другому объяснить 100 процентное, как вы сказали, усиление нельзя. Но далее… К конспирологии: ибо посылание файла в библиотеку это такая вещь — нужная только им (вернее им тоже не нужная, просто придумали закон от которого головная боль у всех). Это чистейшей воды кафкианство. И усложняя задачу они явно хотят каким-то образом порубить бабла. А нужно делать как? К примеру, ты печатаешься в какой-то типографии — они тебе дают свой файл настроек для дистиллятора, и ты печатаешься там без проблем. Так и тут…. Нужно выложить в открытый для всех доступ файлик настроек для префлайта».

Но понятно, что эта прекрасная система создана не для контроля. Когда государство хочет контролировать, то оно действует по-другому. Тогда устанавливается нечто вроде пылесоса – только сунь и все уходит. И даже я со своими поверхностными знаниями, представляю – до какой степени можно упростить задачу в наш компьютерный век. Например, существуют разные видеоредакторы – любого уровня сложности и простоты. Есть навороченные, а есть очень простые – просто выбери фотки и он тебе сам сделает слайд-шоу. И можно сделать при желании сайт для получения обязательных экземпляров – очень простой, с одной кнопкой. Но это в том случае, если государству нужен экземпляр, а тут явно нужно нечто другое. Выстроена такая система: Роскомнадзор штрафует и принуждает выкладывать экземпляры, а их выложить невозможно. Тогда в чем смысл? В коммерции? Купи подпись, купи программки, купи еще чего-нибудь и в итоге все равно заплати штраф. Это что – коммерциализация государственных услуг? Т.е. нам контроль за нами же государство продает как коммерческую услугу? Или задача в том, чтобы окончательно добить бумажную прессу? Александр Оськин пишет: «Индустрия печатных СМИ России пребывает в кризисном положении последние 5 лет. Пугающая действительность отрасли не позволяет с должным оптимизмом смотреть в будущее и строить долгосрочные планы как в издательском, так и в распространительском бизнесе. … Те законы, которые принимались в последние годы в отношении печатной прессы не только не послужили ей во благо, но напротив — максимально затруднили процесс выхода из кризисного положения. За последние 5 лет количество зарегистрированных в Роскомнадзоре печатных СМИ сократилось почти на 21%, с рынка ушло более 13 тысяч газет и журналов. Если в 2014 году реестр организации содержал сведения о 63,5 тыс. наименований печатных СМИ, то в 2018 году перечень сократился до 50,5 тыс. Причем значимое сокращение перечня зафиксировано в 2017 году — на 15,1 % (по отношению к 2016 г.)». То есть, именно тогда, когда пресса стала окончательно умирать, срочно понадобился такой дополнительный контроль?

Или тут имеет дело некая подготовка к демонтажу государства: абсурд доводят до такого уровня, что начинают политизироваться даже те, кто предельно далек от политики – какие-нибудь издатели невинных сканвордов. Это что – заговор? Или это свойство деградировавшей системы, идущей к распаду? Я не знаю, что сказать…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора