Директор Казанского цирка: «Такой менталитет – нашему зрителю нужны животные»

Татарстан 10.11.2019 16:16 | Новости республики Татарстан 57

Рамиль Шарифуллин о том, как можно объединить цирковые номера со стихами Тукая, отношении к зоозащитникам и шоу с маркировкой 18+

В марте 2019 года Рамиль Шарифуллин стал победителем конкурса, организованного министерством культуры РТ, на замещение должности директора Казанского цирка. Сам Шарифуллин — потомственный цирковой менеджер, имеющий немалый опыт работы в этой сфере. В интервью «БИЗНЕС Online» шеф «казанской тарелки», начавшей новую жизнь после капремонта, рассказал о том, как поживает местная цирковая школа, приживутся ли на манеже современные технологии и чем отличается нынешний российский цирк от советского.

Рамиль Шарифуллин: «Меня ведь в цирк никто не тянул, просто так получилось. Когда-то я заглянул в приоткрытую дверь этого мира, а потом весь погрузился в него»Рамиль Шарифуллин: «Меня ведь в цирк никто не тянул, просто так получилось. Когда-то я заглянул в приоткрытую дверь этого мира, а потом весь погрузился в него»Фото: «БИЗНЕС Online»

«В БОЛЬШИХ ГОРОДАХ ШОУ СПОСОБНЫ РАБОТАТЬ И ПО ПОЛГОДА, А ИНОГДА И ЦЕЛЫЙ ГОД»

— Рамиль Дамирович, весной вы заступили на должность директора Казанского цирка. Что могли бы поставить себе в заслугу из сделанного за первые месяцы?

— В тот момент, когда я приступил к работе (а это было в середине марта), цирк находился в аренде, здесь шло шоу Гии Эрадзе «Баронеты». С одной стороны, это оказался положительный момент, так как у меня было время, чтобы осмотреться, понять, с чего начать, что делать дальше.

За это время я сформировал свою первую программу, которую собирал по России, по ведущим цирковым компаниям, — она называлась «Звезды Москвы». Прошла достаточно хорошо, особенно если сравнивать с тем, что было в остальных городах-миллионниках. Разница была определенно в пользу Казани в части реализации билетов. Затем была еще одна программа — «Гигант-шоу», при участии иностранных специалистов, российских. Далее было сентябрьское шоу, опять же собранное мною. Так что, получается, я совмещаю должность и художественного руководителя, человека, который набирает контент, собирает программы, и роль директора. Сейчас у нас в цирке идет четвертая программа — «Виртуозы манежа» — с прекрасным набором разножанровых номеров как в «партере», так и под куполом цирка, также в представлении участвуют дрессированные животные: тибетские яки, лошади, пони, собаки, большая группа экзотических животных и птиц, помимо этого, зрители увидят иллюзион-шоу.

— Правильно ли я понимаю, что главный вопрос развития Казанского цирка, который теперь новый, как с иголочки, после капремонта, заключается в том, какой путь выбрать — создания собственной труппы или обычной прокатной площадки?

— Вопрос очень непростой, правда, есть определенные наработки в данном направлении… Существует три варианта развития событий. По какому из них мы пойдем, точно пока не скажу. Не хочу сглазить, потому что очень верю в приметы. Отвечу лишь, что, возможно, это станет сюрпризом.

.«Есть своя определенная сезонность: скажем, июнь — это очень непростой месяц для всех цирков… Но, действительно, ходят хорошо»
Фото: Василий Иванов

— Какое количество шоу должно быть в цирке за сезон, чтобы зритель не заскучал и активно раскупал билеты?

— Интересный вопрос, на который также есть несколько ответов. Можно пойти по стандартной схеме — 7–8 представлений в год. В больших городах вроде Санкт-Петербурга или Москвы шоу способны работать и по полгода, а иногда и целый год, но это связано и с масштабом города, и с наличием турпотока.

— Как у вас обстоят дела с посещаемостью? Возле касс, я обратила внимание, людей было много.

— Разумеется, есть своя определенная сезонность: скажем, июнь — это очень непростой месяц для всех цирков. Особенно нелегко регионам с рискованным земледелием, а, как все мы знаем, Татарстан таковым является. То есть у нас очень короткое и зачастую непредсказуемое лето. Поэтому вернуть зрителя в разгар дачного сезона в культурно-массовые учреждения — подобное требует определенных усилий. Причем это не единственный внешний фактор, влияющий на посещаемость. Но, действительно, как вы успели обратить внимание на количество людей в кассовом зале, к нам ходят хорошо. Что называется, люди голосуют рублем, приходят, приводят детишек, значит, с работой мы справляемся.

— Способен цирк себя экономически содержать? Насколько известно, самые эффективные в Татарстане среди культурных учреждений по соотношению денег от государства и заработанных средств — это театр кукол «Экият» и цирк.

— Отвечу так: у нас очень дорогой контент. И тут мы благодарны руководству Татарстана за то, что оно субсидирует нашу деятельность. Понятно, что мы и сами очень серьезно трудимся, стараемся и зарабатываем… Но, конечно, помощь из бюджета республики нам оказывают серьезную: на деятельность в 2019 году мы получили 72 миллиона рублей субсидий.

.«У нас очень дорогой контент. И тут мы благодарны руководству Татарстана за то, что оно субсидирует нашу деятельность. Понятно, что мы и сами очень серьезно работаем, стараемся и зарабатываем, но, конечно, помощь нам оказывают»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«МОЖНО СДЕЛАТЬ ЛЮБОЕ ШОУ, В ТОМ ЧИСЛЕ С НАЦИОНАЛЬНЫМ КОЛОРИТОМ»

— Применительно к цирку в нашей республике не раз приходилось слышать, что нам необходимо свое шоу с национальным колоритом. Насколько реальны такие перспективы и нужно ли это?

— Конечно, цирк — это настолько многогранное искусство, что способно вобрать в себя вообще все. Можно сделать любое шоу, в том числе с национальным колоритом. Есть даже определенные цирковые жанры, которые помогут в этом, к примеру те же гимнасты на мачте и джигитовка.

Вполне реально объединить цирковые номера, скажем, со стихами, сказками Тукая… «Кәҗә белән сарык», «Мияубикә». У нас как раз есть совершенно замечательный пример работы с кошками: Мария Анисимова — потомственная казанская дрессировщица. Ее отец Владимир Николаевич оставил огромное наследие. По большому счету все рабочие кошки на территории России — выпускники академии Владимира Николаевича Анисимова.

— Сам собой возникает следующий вопрос: как обстоят дела с казанской цирковой школой?

— В определенный момент она была обескровлена. Хотя здесь существовала такая плеяда артистов, из которых можно было создать костяк. А сейчас в нашей цирковой школе образовался, так скажем, провал. Не стану вдаваться в подробности, просто обозначу, что проблемы есть. В целом у нас более 300 учеников, ведется большая серьезная работа. Например, для стимуляции того, чтобы ученики понимали, что цирковое искусство — это хорошо и у них есть возможность себя реализовать, во всех четырех наших программах в том или ином формате задействованы учащиеся или педагоги цирковой школы. Так планируем работать и дальше.

— То есть получается, что работа по созданию своей труппы, по сути, ведется?

— Пока ее нет, но идет плотная работа в этом направлении. Тут есть такой момент, что большинство артистов, которые добились серьезных успехов, уже задействованы в других проектах. Например, известный гимнаст, выпускник нашей цирковой школы Марат Бикмаев работает в королевском цирке Гии Эрадзе. Его почти нереально вернуть, потому что он в обойме, нужен там, имеет отличные гонорары. Так что нужно растить свои молодые кадры.

.«В силу ряда обстоятельств немногие выбирают работу здесь. Пока в Казанском цирке в основном трудятся в рамках гастролей другие цирки, частные цирковые компании и так далее»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— Но есть шанс взрастить, действительно, целый коллектив доморощенных и высокого класса артистов цирка?

— Да, есть. Один из простых способов — создать здесь свою программу и пригласить людей, имеющих отношение к цирку и к Татарстану, но надо создать нечто потрясающее либо не браться вообще.

— Многие ли выпускники цирковой школы остаются работать в Казани?

— Далеко не все. В силу ряда обстоятельств немногие выбирают работу здесь. Пока в Казанском цирке в основном трудятся в рамках гастролей другие цирки, частные цирковые компании и так далее. Если создавать собственную программу, то ее надо ставить на маршрут и прокатывать по другим городам, тогда в этом есть смысл.

Понимаете, специфика циркового артиста очень отличается, скажем, от деятельности балетного танцовщика. Последний сегодня танцует в «Жизели», завтра — в «Лебедином озере», потом еще где-то, причем это могут быть разные постановки. В цирке иначе: если у тебя есть высококлассный номер, то, скорее всего, он один. Его надо постоянно оттачивать, держать в форме. Если номер групповой — тем более. Тут еще сложнее. Да, сейчас есть практика в цирках, когда артисты выступают сразу в нескольких номерах, но все равно все эти выходы показываются в течение одной программы. Соответственно, смотреть одно и то же на протяжении года люди устанут. Где-нибудь, к примеру, в Таиланде, где 95 процентов населения острова — это валовый поток туристов, такое может быть. Если же население в основном местное, турпоток не такой большой, плюс в основном работают туры выходного дня и есть очень большая сезонность, то тут уже сложнее показывать одно и то же шоу на протяжении длительного времени.

Сейчас на рынке циркового труда на самом деле достаточно много специалистов разного класса, поэтому, повторюсь, если что-то и создавать, то такое, что — без шуток — будет конкурентоспособным в сравнении с предложениями других цирков и частных цирковых компаний.

.Рамиль Шарифуллин в марте 2019 года победил в открытом конкурсе на замещение должности директора Казанского цирка, организованном министерством культуры Татарстана
Фото: «БИЗНЕС Online»

«НО СТРЕСС ЧЕЛОВЕКА ЛИБО УБИВАЕТ, ЛИБО МОБИЛИЗУЕТ»

— Вы победили в открытом конкурсе на замещение должности директора Казанского цирка, организованного министерством культуры Татарстана. На ваш взгляд, насколько оправдывает себя практика таких конкурсов, можно ли подобным способом выявить самого лучшего кандидата?

— Думаю, здесь вопрос немножко не ко мне. Моя точка зрения в этом случае будет чрезвычайно субъективной — как у участника данного конкурса. Потому стоит спросить у тех, кто данные конкурсы назначает и проводит. Могу лишь сказать, что это большой серьезный опыт, хотя и испытываешь при этом определенный стресс. Но стресс человека либо убивает, либо мобилизует. В моем случае, надеюсь, случилось второе.

— Один из членов комиссии, Эдгар Запашный, не раз подчеркивал, что хорошо вас знает. 

— Познакомились мы в самолете в апреле 2013 года… Случайно. Плотнее — во время гастролей труппы Большого Московского цирка в 2013 и в 2016 годах. В это время я работал в Казанском цирке в качестве главного администратора. Отношусь с большим уважением к этой цирковой семье: вне сомнений, они являются локомотивом современного циркового искусства.

— От одного из членов комиссии на этом конкурсе приходилось слышать в отношении вас такое суждение: дескать, Рамиль Шарифуллин — это профессионал (все-таки вы уже работали в цирке и в Казани под началом своего отца Дамира Шарифуллина, и в Рязани в качестве замдиректора цирка), но ему не хватает креативности. Что ответите на подобный упрек?

— Креативность — вещь хорошая, но начнем с того, что она хороша только тогда, когда к месту. Цирк — это такое учреждение, где у каждого своя четко поставленная роль. И если увлечься креативностью, то пострадает зритель. Кроме того, я не знаю, как и кем она оценивается. Мне очень интересно: если люди со мной не работали, как они могут ее оценить? А огульно судить о таком… Знаете, это как выпады различных зоозащитников. Для меня «зоозащитник» иногда становится почти оскорбительным термином.

.«Если у тебя есть высококлассный номер, то, скорее всего, он один. Его надо постоянно оттачивать, держать в форме. Если номер групповой — тем более. Тут еще сложнее»
Фото: Василий Иванов

— Почему? 

— Исходя из моего опыта общения. Зачастую эти люди откровенно неправы. Они очень огульно судят, не разбираясь в сути вопроса. Если какая-то точка зрения идет вразрез с их мнением, то они автоматически воспринимают ее в штыки, начинается все, вплоть до оскорблений. Я этим удручен. Вообще, есть масса случаев того, какими оголтелыми могут быть члены зоозащитных организаций. В интернете немало подобных историй. Сам я, честно говоря, с этим не сталкивался опять же в силу того, что условия содержания животных у нас соответствуют всем правилам, все четко.

— Мучение животных в цирках — это миф?

— Знаете, я такие страшные сказки слышал. Например, что медведей учат с детства танцевать, ставя на раскаленную сковородку. Ну что за бред?

— Но в интернете можно найти немало видео с примерами грубого обращения с животными в цирке. Как же разговоры о том, что зимой звери мерзнут в клетках на улице?

— Это абсолютные исключения из правил. Я здесь даже не разделяю стационарные цирки и «шапитошники», хотя у меня к последним свои вопросы. Они скорее не всегда полностью заботятся о безопасности зрителей, хотя для цирка это важнейший момент. Да и, разумеется, условия содержания зверей в стационарах априори лучше. Животные в неволе живут дольше — это факт. А что касается нахождения их на улице, то тем же слонам комфортнее в шатрах, когда воздуха больше.

— Какие сейчас животные есть в Казанском цирке?

— Ряд копытных: тибетские яки, лошадки, пони красивые (три штуки). Есть рептилии (крокодилы, питоны), группа экзотических животных: гриф, маленькие страусы, павлины.

.«Надо всегда помнить, что цирк — это искусство. И с точки зрения художественного контента оно может влиять на душу, настроение, эмоции»
Фото: Василий Иванов

«ЗАПАДНАЯ КЛОУНСКАЯ ШКОЛА НА ФОНЕ НАШЕЙ ВООБЩЕ ВЫГЛЯДЕЛА ПРИМИТИВНО. ПОМНИТЕ ВЕЛИКОГО ЕНГИБАРОВА?»

— Какие главные проблемы есть сейчас у Казанского цирка?

— Начнем с того, что вместо слова «проблема» мы говорим «задача». Например, я хочу заложить в бюджет следующего года солярий для животных. Да, такие существуют. И конечно же, создать абсолютно конкурентоспособную труппу Казанского цирка. Это вполне реализуемая задача. Потому я не могу сказать, что мы испытываем какие-то проблемы. Все решаем по мере поступления.

— Кстати, давно ходят разговоры, что цирку нужна своя гостиница, где бы располагались и артисты-гастролеры, и даже животные…

— У нас есть такая структурная единица, как Дом артистов цирка, который имеет прекрасное логистическое расположение (прямо напротив железнодорожного вокзала, от которого 5–7 минут ходьбы до цирка) и является республиканской собственностью, любезно предоставленной МЗИО РТ в оперативное управление. Так что в планах пока нет строительства своей гостиницы.

— А чем в целом живет современный цирк в мире, какие главные тенденции развития?

— Тенденции простые: добавляется все больше технических спецэффектов — звуковых, цветовых и прочих, чтобы шоу смотрелось вкуснее. Цирковое искусство Китая сейчас на очень высоком уровне. 3D-голограммы, проекции, светодиодные экраны используются в некоторых цирках — не во всех российских, правда. Да, удивить этим можно, но, мне кажется, подобное тоже быстро приестся. По крайней мере, вся предыдущая статистика использования всевозможных технических новинок на примере лазерных шоу и прочего говорит в пользу данной точки зрения.

.«Все внутри цирка должно соответствовать очень требовательному вкусу казанского зрителя, а последний, уверяю вас, избалован всем тем, что происходит в городе»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— Российский цирк наверняка вынужден подстраиваться под эти изменения. Вообще, чем нынешний отечественный цирк отличается от легендарного советского?

— Во времена развитого социализма советский цирк очень отличался даже от западного, который был, скажем так, без изюминки. Например, западная клоунская школа на фоне нашей вообще выглядела примитивно. Помните великого Енгибарова? Так что, отвечая на ваш вопрос, могу сказать: отличается очень сильно. К сожалению, есть моменты, которые мы потеряли. Исчезли такие персонажи, как борец Иван Поддубный. Почему? Во-первых, сейчас в цирках нет третьего отделения. У меня скан-копии старых афиш, по ним понятно, что борцы выступали в третьем отделении.

В итоге борьбу вообще отделили от цирка. Исчезли фрик-шоу, появление которых сейчас даже сложно представить. И дело, может быть, не в толерантности, а в том, что данная тема просто не в обойме. Теперь удивляют другим: кто-то — хорошими трюками, кто-то — новыми технологиями. Раньше, кстати, была еще одна составляющая (наверное, хорошо, что ее уже нет) — это пропаганда советского образа жизни. Не стало Советского Союза, советского образа жизни — исчезла эта пропаганда. И опять же часть контента срезалась. Но все равно надо всегда помнить, что цирк — это искусство. И с точки зрения художественного контента оно может влиять на душу, настроение, эмоции.

Меня ведь в цирк никто не тянул, просто так получилось. Когда-то я заглянул в приоткрытую дверь этого мира, а потом весь погрузился в него. Кстати, в свое время даже вел цирковые программы в качестве Деда Мороза. Да и вообще выполнял довольно разные функции в цирке. А началось с того, что я пошел на производственную практику после 10-го класса в качестве униформиста (рабочего, обслуживающего цирковую арену во время представления и на репетициях, — прим. ред.). В итоге закулисная жизнь меня очень увлекла (хотя в таком возрасте она кого угодно, наверное, увлечет). И постепенно я все больше связывал свою жизнь с цирком, хотя в качестве артиста себя не рассматривал. И вообще получал изначально ветеринарное образование, потом финансово-экономическое и режиссерское…

.«Есть же большие цирковые компании типа Росгосцирка. У них огромное хозяйство, множество цирковых площадок по всей России. Имеются у них достойные шоу»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— Почему известные цирковые династии сейчас не на слуху? Сейчас, кажется, все знают только Запашных, а раньше артистов цирка, как и космонавтов, могли назвать по именам.

— Не совсем соглашусь с вами, хотя я, конечно, нахожусь внутри этого информационного поля, потому мне все они известны. Знаю, где они находятся, чем занимаются. Например, династия Филатовых и их медведи. Они первыми начали ездить на мотоцикле по арене в советское время. Есть династии гимнастов и так далее. Да, для зрителя сейчас, наверное, эти имена не так и известны. Раньше другое внимание уделялось цирковому искусству.

— Почему сейчас внимания меньше?

— Вы знаете фразу Ленина о том, что важнейшим видом искусства является кино? Почему-то мало кто знает, что он сказал: «Кино и цирк». Понимаете? А сейчас действительно огромное количество всевозможных видов развлечений, на любой вкус и цвет. Да в том же цирке случаются даже такие шоу, где просто полный 18+. Есть такие немецкие постановки.

— Какой цирк в России сейчас самый лучший?

— Есть же большие цирковые компании типа Росгосцирка. У них огромное хозяйство, множество цирковых площадок по всей России. Имеются у них достойные шоу. Есть хорошие шоу в московских цирках: в старом на Цветном бульваре и в новом на проспекте Вернадского.

.«Дю Солей — это уже не совсем имеет отношение к цирку. Именно к классическому»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«ДЮ СОЛЕЙ — ЭТО УЖЕ НЕ СОВСЕМ ИМЕЕТ ОТНОШЕНИЕ К ЦИРКУ»

— Что такое, по вашему мнению, «хороший цирк»?

— Надо смотреть с разных позиций: и со стороны того, что происходит на манеже, и со стороны зрительного зала. То есть условия пребывания зрителя должны быть настолько комфортными, чтобы он уходил довольный. Все внутри цирка должно соответствовать очень требовательному вкусу казанского зрителя, а последний, уверяю вас, избалован всем тем, что происходит в городе. Я бы даже сказал так: если смотреть с точки зрения количества проводимых мероприятий на душу населения, у нас событий происходит даже больше, чем в Москве. Татарстан всегда в эпицентре происходящего, что позволяет в Казани организовывать огромное количество самых разных мероприятий. Конечно, это здорово. Собственно, подобное и дало свободу выбора нашему зрителю.

— Можно ли представить в России цирк без зверей, чего требуют некоторые активисты?

— Наверное, цирк без животных — это хорошо, и я был на таких представлениях. С точки зрения постановки есть хорошие моменты, да. Но с точки зрения формата манежа, его диаметра (стандартный диаметр — 13 метров)… далеко не все идеи можно воплотить на такой площадке. Кстати, знаете, почему 13 метров? Потому что это идеальный диаметр для того, чтобы лошадь не выбрасывалась с манежа, когда она бежит галопом.

Когда тот же Цирк дю Солей приезжал на площадь Тысячелетия, хоть у него и был манеж, но вправо и влево от последнего шли широкие подиумы, поэтому в целом площадка получалась куда больше. Мне кажется, это уже не совсем имеет отношение к цирку. Именно к классическому.

.«Детям не всегда понятны некоторые репризы клоунов или акробатов, их может не увлечь высококачественная трюковая часть некоторых номеров, потому что им просто непонятно, насколько подобное сложно. А вот животные, как говорится, заходят»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— То есть вы не представляете цирк без животных?

— На территории Российской Федерации нет. Такой менталитет — нашему зрителю нужны животные. С чем это связано? Цирк для нас — семейное мероприятие, на которое ходят с детьми. И последним, например, не всегда понятны некоторые репризы клоунов или акробатов, их может не увлечь высококачественная трюковая часть некоторых номеров, потому что им просто непонятно, насколько подобное сложно. А вот животные, как говорится, заходят. И хорошо…

Поймите, у меня такой принцип: я небезразличный человек. Если бы узнал, что в Казанском цирке издеваются над животными, если бы увидел это, то либо уволил бы человека, выгнал, либо ушел бы сам… Никогда за все годы работы такого у нас не было.

— Но именно на программы с животными хорошо продаются билеты?

— Вообще, отлично покупают билеты на хорошее шоу.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора