Елена Кузьмичева о 4-дневной рабочей неделе, забастовках и переговорах с властью

Татарстан 6.10.2019 0:00 | Новости республики Татарстан 56

«Мы гордимся тем, что являемся новаторами в профсоюзном движении»: Елена Кузьмичева о 4-дневной рабочей неделе, забастовках и переговорах с властью

Председатель Федерации профсоюзов Республики Татарстан Елена Кузьмичева в интервью гендиректору АО «ТАТМЕДИА» Андрею Кузьмину рассказала о внедрении инноваций в профсоюзах, защите прав трудящихся в республике, наиболее задолжавших зарплаты предприятиях и преимуществах членства в профсоюзах.


Добрый день, Елена Ивановна. Буквально несколько дней назад в республике прошел День профсоюзов. Как живет и развивается ваше движение?

Мы отметили этот праздник в рабочей обстановке на форуме по охране труда. В то же время наши первичные профсоюзные организации традиционно стараются найти творческий подход. Это не только культурно-массовые мероприятия, но и рабочие моменты. В этом году в Альметьевске наш праздник отметили в форме массового мероприятия на площади ДК «Нефтьче», где были организованы консультации специалистов, детские зоны активности, мото- и велопробеги, выступление творческих коллективов.

Вы возглавляете Федерацию профсоюзов РТ с декабря 2018 года. По разным причинам это было очень непростое время. Как дела обстоят сейчас, насколько быстро вам удалось вникнуть в проблематику этой работы? Видите ли вы какие-то перспективы?

Быстро вникнуть в рабочий процесс удалось только благодаря нашей слаженной команде — это 18 отраслевых профсоюзных комитетов, сильные первичные организации. Также у нас выстроен конструктивный диалог с блоком работодателей, вместе мы стараемся преодолеть все возможные вопросы в сфере социально-трудовых отношений.

Татарстан славится внедрением различных начинаний и инноваций в разных отраслях. У профсоюзов есть такие начинания, которые могли бы пригодиться на федеральном уровне?

Федерация профсоюзов — традиционно сильная организация, и не только в Поволжье, но и в целом по стране. И Федерация профсоюзов РТ была «законодателем мод» в плане молодежной политики, в плане выстраивания социального диалога с правительством и работодателями, проведения всевозможных форумов и проектов.

По мнению моих коллег из других регионов, профсоюзная организация Татарстана является одним из лидеров. Это, конечно, вызывает чувство гордости.

В связи с техническим прогрессом очень сильно изменяется промышленность, отрасли нашего хозяйства. Идет мощное проникновение IT-технологий и так далее. Как вы видите эти процессы внутри вашей профсоюзной системы? Как работаете с кадрами, как обучаете? Как вы меняетесь?

Да, все меняется. Профсоюзам в 2020 году 115 лет, и мы тоже не стоим на месте — это однозначно. Мы не просто идем, мы бежим вперед и обучаем свои кадры. У нас внедряются современные методы работы — все это абсолютно не чуждо нашим профсоюзным лидерам.

Что касается обучения, то мы имеем свой учебный центр, в республике работает филиал Академии социально-трудовых отношений, где идут учебные процессы не только для профсоюзных лидеров и руководителей первичных организаций, но и всего профсоюзного актива. Учебы проводятся по вопросам охраны труда, информационной работе, обучаем молодежных профсоюзных лидеров и председателей координационных советов.

То есть сегодня профсоюзы соответствуют нынешнему высокотехнологичному уровню производств — на КАМАЗе, «Татнефти», «Нижнекамскнефтехиме»?

Конечно. Причем лидеры первичных профсоюзных организаций, например на КАМАЗе, НКНХ, в «Татнефти», — это все выходцы с предприятий. Они не пришли со стороны и знают систему самого производства.

Вообще наши профсоюзные лидеры — это не кабинетные работники. Они постоянно в контакте с людьми, всегда на производстве. Они всегда в теме развития производства, в курсе изменения технологий и внедрения нового оборудования. Мы действительно идем в ногу со временем.

Есть понятие «культура производства». Насколько сейчас профсоюзные лидеры занимаются этим направлением?

Что такое культура производства? Составляющие культуры производства на предприятии таковы: технологическая дисциплина, исполнительская дисциплина, профессиональный уровень персонала, достойная заработная плата, хорошо оборудованное рабочее место, санитарно-бытовые помещения, обеспеченность спецодеждой, это вовремя проведенная оценка условий труда, от которой зависит доплата. Потому что нельзя сказать, что все наши производства имеют рабочие места, соответствующие всем требованиям.

Понятно, что есть условия труда, которые отклоняются от нормальных. Это работа во вредных и опасных условиях труда, работа при повышенном шуме, высоком уровне загазованности и так далее. Для этого и существует спецоценка условий труда.

Трудовая инспекция регулярно ходит по производствам и проверяет все эти требования, замеряет показатели. Нет ли здесь дублирования ваших функций?

У трудовой инспекции контрольные функции. И дублирования здесь нет. У нас совместная работа. У нас есть большое количество общественных уполномоченных по охране труда, которые ежедневно присутствуют на рабочем месте и фиксируют любые отклонения от нормального процесса.

Когда мы проводим профсоюзные проверки, то очень часто приглашаем с нами и трудовую инспекцию.

И оказываете давление на нерадивых работодателей…

Я бы назвала это систематическим контролем. Потому что хорошие работодатели должны быть ответственны и прислушиваться к замечаниям профсоюзов. Если выявлены нарушения, то ответственный работодатель устранит их.

Профсоюзы сначала рекомендуют, а инспекция дальше штрафует?

Профсоюзы выписывают предписание на устранение выявленных нарушений. Если нарушения не устраняются, то по нашему обращению Гострудинспекция приостанавливает деятельность данного объекта и выписывает штраф.

Сколько членов профсоюза входит в вашу организацию?

На 1 января 2019 года у нас было около 800 тыс. членов профсоюза. Это около 5 тыс. первичных профсоюзных организаций в РТ.

Люди имеют право выйти из профсоюза?

Конечно. Мы никого не заставляем и не принуждаем. Мы говорим, что нужно быть осознанным членом профсоюза. Поэтому есть случаи выходов из профсоюза и исключения из профсоюза, такое тоже может быть. Есть устав, и его необходимо соблюдать. Процедура вступления в профсоюз на основании заявления является абсолютно добровольной.

Почему люди вступают в профсоюз и что их там держит?

То, с чего мы начали, — это защита трудовых прав. Работник, вступивший в профсоюз, понимает, что существует первичная профсоюзная организация, есть коллективный договор, есть право на коллективную защиту своих трудовых прав. Работник понимает, что в одиночку сложно защитить свои права.

Сколько вы защитили трудящихся за текущий период?

Если взять текущие 9 месяцев 2019 года, то только нашими техническими инспекторами оказана помощь 200 работникам. А кроме этого есть судебная защита, комиссия по трудовым спорам, консультирование членов профсоюза. Есть судебные иски по заработной плате, по пенсионным вопросам и многое другое.

Если работник получит травму на производстве, вы продолжаете следить за судьбой этого человека? Заставляете работодателя, который позволил травме случиться, компенсировать ему затраты на лечение?

Конечно, такие случаи были. Помимо законодательного уровня, когда работник, получивший производственную травму, получает возмещение за счет средств социального страхования, у нас во многих коллективных договорах на предприятиях прописаны дополнительные механизмы возмещения. Поэтому первичные профсоюзные организации и Федерация профсоюзов контролируют процесс выплаты и реабилитации.

На базе санаториев проходит реабилитация работников, поэтому дополнительные выплаты за счет средств коллективного договора и предприятия присутствуют, помимо средств Фонда социального страхования.

Насколько я знаю, вы отслеживаете и работаете с ситуацией по задолженности перед работниками. Какова сумма долгов на сегодняшний день и как вы с ней работаете? Долг сокращается или растет?

Действительно, Федерация профсоюзов ведет свой мониторинг по задолженности перед работниками. На 1 сентября текущего года задолженность составила порядка 83 млн рублей на более 1,4 тыс. работников. К сожалению, несмотря на плотную работу, которую ведем мы, Федерация профсоюзов и Министерство труда и занятости в рамках республиканской трехсторонней комиссии, проведения мониторинга, работы с работодателями, задолженность существует.

В основном это предприятия, где нет первичных профсоюзных организаций. Это предприятия обрабатывающей промышленности — добыча полезных ископаемых, металлообработка, а также сельское хозяйство, строительная отрасль. Порядка 60 процентов задолженности приходится на предприятия обрабатывающей промышленности.

Вы сталкивались с ситуацией, что небольшое частное предприятие, где работает до 500 человек, хочет создать профсоюзную организацию, а работодатель отказывается? Что тогда делать?

Да, с такими ситуациями мы сталкивались. Могу сказать одно: работодателю даже выгодно создать профсоюзную организацию, потому что в ее лице он приобретает социального партнера, который ведет коллективные переговоры, решает проблемы, которые возникают на предприятии. Профсоюзная организация в порядке урегулирования коллективных споров может толково объяснить работодателю, что есть проблемы, и коллектив предлагает определенные пути решения.

А вообще, согласно закону о профсоюзах, если есть три объединившихся члена, то тогда уже создана первичная профсоюзная организация. Поэтому разрешение от работодателя и не нужно, здесь важно решение трудового коллектива.

А если гонения идут на этих трех сотрудников, вы вступаетесь за них?

Однозначно да. Я уже говорила, что Федерация профсоюзов — 800 тыс. членов, которые не оставят без защиты.

Самая обсуждаемая тема последних нескольких недель — переход на 4-дневную рабочую неделю. Как вы относитесь к этой инициативе?

По 4-дневной рабочей неделе. Твердо могу сказать, что Федерация профсоюзов России, стоит твердо на том, что уровень заработной платы не должен быть уменьшен и не должна быть увеличена продолжительность рабочего дня. Потому что разные комментарии пошли, что у нас есть 40 часов, и давайте отработаем 4 дня по 10 часов в день. Такого однозначно не может быть. Это просто неприемлемо, потому что могут быть негативные последствия именно на здоровье работников. Поэтому четко говорим, что именно уровень заработной платы и продолжительность рабочего дня должны сохраниться.

Если говорить о сроках, на данный момент создана рабочая группа на уровне Российской трехсторонней комиссии. Идет обсуждение. Я думаю, что работодатели, профсоюзы и Правительство выработают приемлемое для всех решение. Обсуждение идет. Сроки не называются.

Вы сами говорили о том, что ничего не стоит на месте. Идут процессы по внедрению новых технологий, идет роботизация. Во многих странах 35-часовая рабочая неделя. Поэтому нужно говорить не о днях, а о часах. Трудовой кодекс ведь и сейчас это не запрещает. В Трудовом кодексе установлено, что количество рабочих часов в неделю при нормальных условиях труда не должно быть больше 40. Но кодекс не говорит о том, что меньше не может быть. Правилами внутреннего распорядка предприятие может ввести гибкий режим работы. То есть важно, чтобы заработная плата не уменьшилась, а продолжительность рабочего дня не увеличилась.

И вы приветствуете это? Если работодатель сам по своему усмотрению перейдет на 35-часовой режим?

При сохранении заработной платы, конечно.

В советские времена профсоюзы были встроены в систему власти. Как сейчас обстоят дела?

Я начинала с того, что в республике и вообще в России выстроена система социального партнерства. Профсоюзы — одна из сторон социального партнерства. Есть сторона Правительства, работодателей и профсоюзов. Мы на стороне работника. Профсоюзы всегда отстаивают права работника.

Если вдруг Правительство оказывает какие-то действия, на ваш взгляд неприемлемые для работника, насколько вы с ним ругаетесь и переговариваетесь?

На заседании рабочей группы республиканской трехсторонней комиссии споры бывают достаточно серьезные и жаркие.

О чем спорите? Потому что все считают, что профсоюзы ходят за руку с Правительством, один раз в год подписывают какое-то соглашение.

Не какое-то, а республиканское соглашение. Кстати, в 2019 году оно было подписано в 20-й раз. Это соглашение включает основные параметры социально-трудовой жизни. Мы доказываем свою точку зрения, работодатели — свою. Основной параметр работающего человека — это все-таки уровень зарплаты. Именно от минимальной составляющей заработной платы зависят все выплаты. Это все деньги, это все просчитывается, закладывается в бюджет.

Если говорить о внебюджетном секторе, то на данный момент в нашем соглашении прописывается минимальная заработная плата в 12 тыс. рублей. Это выше, чем минимальная заработная плата по России. На данный момент мы вступили в стадию переговоров о том, что на 2020 год это соглашение будет предусматривать дальнейшее увеличение минимальной заработной платы.

Как проходят переговоры в Правительстве? Вы их в чем-то убеждаете, они высказали свою точку зрения? Как вас ломают?

Никто никого не ломает, идет хороший, профессиональный диалог. Когда мы говорим, что есть наше предложение, предложение работодателей, со стороны работодателей выступает Ассоциация промышленных предприятий.

О чем еще вы договоритесь с Правительством на следующий год?

Основное — это минимальный размер заработной платы. Как раз мы сейчас стоим на пороге формирования бюджета. Мы очень активно подаем свои предложения в бюджет Республики Татарстан. И многие предложения также бывают поддержаны.

Например, не так давно завершилась летняя кампания по оздоровлению детей. Колоссальные деньги выделены Президентом республики на ремонт и содержание лагерей. В 2019 году и на последующие 3 года выделены суммы порядка 7,5 млрд рублей, это существенная поддержка. А ведь именно профсоюзы 5 лет назад начали заострять внимание на этом вопросе.

У вас, насколько я знаю, есть санатории. На сегодняшний день уровень санаториев отвечает всем требованиям?

Да, абсолютно. Федерация профсоюзов располагает санаторной базой. Наши санатории оснащены современным оборудованием, расположены в живописных уголках республики. Для членов профсоюза у нас действует скидка, причем и для членов их семей, поэтому я всех приглашаю. Очередей у нас нет. В зависимости от категории номера, от лечебного пакета, который выбирает отдыхающий, средняя стоимость где-то от 1,3 до 2 тыс. на человека в сутки, с лечением и проживанием.

Все они у нас все находятся на территории Республики Татарстан, поэтому проезд не особо будет затруднен. Санаторий «Бакирово» — это живописный уголок в Лениногорском районе, санаторий «Ижминводы» расположен на берегу Камы, санаторий «Васильево» — в сосновом бору в пригороде Казани, «Жемчужина» в Набережных Челнах и «Ливадия» практически в самом центре Казани.

Как-то вы будете модернизировать эту сферу, придумывать что-то новое?

А мы постоянно модернизируем, обновляем лечебную базу. Если мы так предметно говорим о каждом санатории, то санаторий «Бакирово» славен своими лечебными грязями. Санаторий «Ижминводы» — это знаменитая лечебная вода «Шифалы су». Кроме того, мы постоянно стараемся внедрить максимально современное медицинское оборудование.

Продавать санатории не будете?

По крайней мере, вопрос так не стоит.

Скажите, а вы слышали такое слово «забастовка»?

В профсоюзах забастовки не чужды, я так скажу.

Что-то я давно не слышал, чтобы профсоюзы организовали какую-нибудь забастовку.

Прежде чем выходить на забастовку, нужно испробовать все механизмы, которые есть в системе партнерства. Прежде всего, это переговоры — нужно убедить стороны, доказать свою правоту. Но забастовки в принципе не чужды профсоюзам.

Елена Ивановна, на «загнивающем Западе» постоянно слышишь, что то диспетчеры забастовали, то троллейбусы, автобусы, железнодорожные сети парализовали всю Францию, Италию и так далее.

Вот чтобы не было парализации, я еще раз повторю, что мы выстраиваем отношения, не доводя до критических ситуаций. Именно для того, чтобы не парализовать рабочий процесс, есть стол переговоров, за которым нужно договариваться.

Так значит, там профсоюзы не умеют договариваться?

Вы понимаете, это разные методы, подходы, поэтому приемлемо и то и другое, но мы склонны к тому, чтобы вести переговоры. Вы знаете, должна присутствовать разумность и понимание.

Сейчас власть очень жестко регулирует призывы на демонстрации и выражение протеста. Профсоюзы попадают под эту категорию или вы не призываете жестко к выражению протеста?

Почему я сейчас и говорю, что должны соблюдаться все законодательные основы организации митингов, шествий, забастовок, протестов. Если это все соблюдено, то забастовка не запрещена.

Вы не боитесь преследований со стороны закона, если вы соблюли?

Если все соблюдено, то здесь не должно быть никаких, на мой взгляд, преследований, нужно действовать в рамках правового поля.

«Форд Соллерс» объявил о закрытии заводов в Елабуге, Набережных Челнах. В Ленинградской области была волна протестов, когда люди имели моральное и законное право выйти на выражение протеста и забастовки, когда были не довольны размером компенсаций за досрочное увольнение. Я понимаю, что у нас удалось этого избежать. Благодаря чему?        

Этого удалось избежать благодаря переговорным действиям, которые вел профсоюзный комитет. Были предложены условия по взаимному согласию между работником и работодателем, и те предложенные выплаты, которые были на «Форд Соллерс», устроили работников. Процесс увольнения прошел я не могу сказать, что безболезненно, потому что процесс увольнения никогда не проходит безболезненно, но условия были соблюдены. Были предложены определенные размеры выплат, на которые работники согласились, и увольнение прошло по соглашению сторон.

Что вам больше всего из вашего опыта на производстве, на земле помогает сейчас в руководстве такой крупнейшей профсоюзной организацией?

Выделить что-то одно невозможно — наверное, все в целом. Это и знание промышленного производства, знание формирования экономики предприятия, знание основ охраны труда, технологического процесса, локальных нормативных актов, вообще из чего складывается деятельность любого предприятия.

Вы учитесь, повышаете квалификацию каким-то образом, проходите курсы где-то, какие сейчас?

Мы постоянно учимся. Я назвала уже институт подготовки кадров, и наш учебный центр, и Академию труда и социальных отношений. Кроме того, обмен опытом между коллегами — это тоже всегда учеба.

Уровень менеджмента, который у вас сейчас есть, сродни, наверно, руководителю очень крупного предприятия. У вас хватает времени на семью?

Я стараюсь уделять время личной жизни. Времени не хватает, работа занимает достаточно большой промежуток времени, но нельзя замыкаться только на работе, всегда должен быть и личностный рост.

Чем вы еще занимаетесь? Что вам интересно? Кто-то что-то выращивает, кто-то рисует. У вас есть что-то такое?

Иногда не чуждо что-то и вырастить на участке, может, порисовать для самоуспокоения, может быть, почитать.

Домашние забастовку не объявляют?

С пониманием относятся, забастовки нет. Мы так же садимся за стол переговоров, учитывая мой опыт ведения переговоров, без каких-то кардинальных мер.

Елена Ивановна, спасибо вам огромное за интервью. Удачи вам и всему нашему профсоюзному движению!

Спасибо, Андрей Владимирович.

sntat.ru

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора