ГОРДОСТЬ В ТЮИЛЬРИ

Лев Вершинин 21.09.2019 13:16 | Политика 94

Такого уровня троллинга я не видел давно. По сути это прямое издевательство над кремлевскими, которое переворачивает с ног на голову подписанный документ, и превращает задуманную в МСК почетную капитуляцию в коридор позора… Что дальше, после того как карты раскрыты? Не знаю, нормальные люди бьют шулера подсвечником по лбу, потом пинают ногами, но так то нормальные, а в нашей истории начнется прогиб МСК на уступки по пунктам, ради благосклонных улыбок все тех же сахибов

Тот редкий случай, когда я не перебрасываю материал уважаемого Донрф к себе автоматически, потому что без комментария никак. То есть, в принципе, возражений нет, все верно, но перед нами такой сгусток безысходного негатива, что без толики позитива никак, — и кто, если не я?

Итак. Размышляя о сияющих высотах кремлевской геостратегии, невозможно избавиться от стойких ассоциаций с началом XIX века, эпохой Наполеона в разгар восхода его Фортуны, после Амьена. Перед единственной супердержавой склоняется всё. Штаты ничто. Англичанка гадит, конечно, но осторожно,

без особой надежды на успех. Австрия учится трепетать. Германия в раздробленности. Разве что Россия (не путать с Российской Федерацией) еще молчит, но ведь пока что молчит (а когда заговорит, случится Аустерлиц), — и вся континентальная Европа прыгает на цырлах. Ибо Он может всё:

«Захотел присоединить Пьемонт — и присоединил; захотел присоединить Геную и Лукку — и присоединил; захотел объявить себя королем Италии и короноваться в Милане- и короновался (28 мая 1805 г.); захотел отдать  ряд германских земель своим германским «союзникам», — и отдал.

Германские князья гурьбой теснились в Париже, уверяя в своей преданности, выпрашивая кусочки соседних территорий, донося друг на друга, подкапываясь друг под друга, шныряя около Наполеона, осыпая просьбами и взятками Талейрана, доходя до низкопоклонства. С некоторым удивлением

царедворцы Наполеона наблюдали при Тюильрийском дворе одного из этих маленьких немецких монархов, как он, стоя за креслом Наполеона, игравшего в карты, время от времени изгибался и на лету целовал руку императора, не обращавшего на него при этом никакого внимания«.

Не думаю (и никто не думает), что всем этим князьям, принцам с длиннейшими родословными было так уж приятно пресмыкаться перед корсиканским выскочкой, ловя движение его бровей, чтобы исполнить малейший каприз, и уж тем паче, не сомневаюсь, омерзительно было по-собачьи лизать руку, но…

Но все они, — у себя дома сплошь молодцы, политики, лидеры и борцы, —  сознавали, что в Тюильри, если уж допущены, следует вести себя продуктивно, потому что любое Nein чревато санкциями, то есть, дорого и ни к чему, а вот сладенькое Oui может резко повысить уровень достатка и комфорта.

И — факт: пусть даже ув. Донрф прав, но, как бы конструктивны ни были представители Российской Федерации (не путать с Россией, и все же не какого-то Ангальта), они ни разу не чмокнули ручку ни п. Пристайко, ни даже его кураторам. Во всяком случае, публично. А это само по себе немало…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора