ГРЕФ ОБЗАВОДИТСЯ ЛИЧНОЙ НЕФТЯНКОЙ ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВЕННОГО СБЕРБАНКА

Редакция "Народного Журналиста" 7.08.2019 23:36 | Экономика и политика 143

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

фото : Антипинский НПЗ

Антипинский НПЗ объявил о банкротстве. Предприятие, которое 2014 году показывало рекордную выручку в 156 млрд. рублей, в 2017 оказалось на грани банкротства с рекордными убытками в 60 млрд. рублей.
Эксперты называют несколько причин такой быстрой деградации предприятия. Это и налоговый маневр правительства, и курсовая разница валют, и резко возросшая кредиторская задолженность (около 4,3 млрд. $). Основным кредитором НПЗ является Сбербанк (общая сумма – 2,9 млрд. $).

В прошлом году НПЗ остановил закупки нефти из-за отсутствия оборотных средств. В итоге руководство заводом перешло в руки Сбербанка, который «успешно» довел предприятие до банкротства с последующей продажей.

В банкротствах всегда есть проигравшие, но есть и выгодоприобретатели. Вот тут в истории с Антипинским НПЗ и начинается самое интересное.
Сбербанк отверг предложение питерской компании «Сибнефтегазпереработка» выкупить НПЗ с последующим погашением долгов в трехлетний срок. Еще одним претендентом на выкуп НПЗ был ЛУКОЙЛ, но и его предложение Сбербанка отверг. Не угодили Сбербанку и корейские инвесторы.
Фаворитом Грефа, главы Сбербанка, оказалась азербайджанская компания Socar. Условия сделки неизвестны, что нормально в случае с частными предприятиями. Коммерческая тайна, понимаем. Но в данном случае речь идет о долгах государственного банка России. Хотелось бы ознакомиться. Но в данном случае важны даже не сумма, а структура сделки и собственники покупателя нефтяного актива.

По утверждениям знающих лиц, Сбербанк уже передал 80% НПЗ в собственность «Сокар Энергоресурс», которое является СП Сбербанка и кипрского офшора Socar Russia Investments. Фактически государственный Сбербанка продает Антипинский НПЗ, доставшийся ему за деньги вкладчиков, аффилированной компании.

Если это не конфликт интересов (то есть коррупция), то, что это?

Не сомневаемся, что в учредителях кипрской Socar Russia Investments нет лично Германа Оскаровича, да и Сбербанк, как юридическое лицо, вряд ли значится. Уверены, что юристы Грефа выстроили все грамотно с формальной стороны дела, но факт остается дурно пахнущим фактом.

По причине государственного статуса Сбербанка сделка по продаже Антипинского НПЗ должна быть прозрачной и конкурентной…

Опубликовано телеграм-каналом «Буровая» https://t.me/Burovaia/745

*****

Кто стоит за банкротством Антипинского НПЗ

Антипинский нефтеперерабатывающий завод был построен с нуля и начал работу в 2006 году. За десять лет предприятие вошло в топ-50 крупнейших частных компаний России. Forbes называл его одним из ведущих независимых нефтеперерабатывающих заводов в РФ. В 2017 году предприятие побило рекорд по убыткам среди российских компаний — 60 млрд рублей. Представители завода списали это на курсовую разницу от валютных кредитов. Выбраться из кризиса Антипинский НПЗ не смог и объявил себя банкротом. Что стало причиной столь стремительного падения перспективного предприятия и кому может быть выгодно такое положение дел — об этом в материале «ФедералПресс».

Антипинский нефтеперерабатывающий завод основал Дмитрий Мазуров совместно с Геннадием Лисовиченко в 2004 году. Предприятие стало базовым активом группы «Новый поток». Поддержку созданию НПЗ оказал тогдашний губернатор Тюменской области Сергей Собянин, а деньги на строительство выдал Сбербанк, который стал главным кредитором завода. Мощность НПЗ оценивается в 9 млн тонн. Уже через десять лет после начала работы на долю Антипинского НПЗ пришлось 156 млрд рублей выручки, или около 70 % выручки группы.

При этом, согласно отчётности предприятия по РСБУ, с 2011 года долги завода стали стремительно расти. К 2017 году займы и кредиты выросли почти до 250 млрд рублей или 4,3 млрд долларов (курс на конец года). Долги предприятия многократно превысили размер операционной прибыли. В настоящее время долг Антипинского НПЗ только перед Сбербанком оценивается примерно в 3 млрд долларов, хотя официально стороны не называют точные цифры. Представители кредитной организации отмечают только, что это самый большой проблемный кредит в банке.

В прошлом году Антипинский НПЗ не смог закупить нефть, что привело к остановке завода. В попытке выровнять ситуацию Дмитрий Мазуров передал управление предприятием в руки Сбербанка. Кредиторы получили «золотую акцию» в НПЗ, ввели своих менеджеров в управление активами «Нового потока» и выделили 29 млрд рублей на поддержания работы завода. Однако уже в конце апреля этого года новый гендиректор Антипинского НПЗ Максим Андриасов, назначенный Сбербанком, заявил о нехватке оборотных средств и невозможности обеспечить загрузку производственных мощностей. Он предупредил, что намерен обратиться в Арбитражный суд Тюменской области для признания компании банкротом.

Жертва налоговой политики

По мнению аналитиков, к такому печальному итогу предприятие могли привести изменения в налоговой политике России. В 2015 году в РФ стартовал так называемый налоговый маневр в нефтяной отрасли, который предполагал поэтапное снижении экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты до нуля к 2024 году при одновременном росте налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Чтобы отчасти компенсировать рост цен на топливо, правительство собирается принять так называемый плавающий акциз. Повышать для НПЗ его будут в период низких цен на нефть, а в периоды высоких цен налоговая нагрузка на НПЗ будет наоборот снижаться. В результате этих изменений налоговая субсидия для среднего НПЗ снизилась с 16 до 6 долларов на баррель.

«Антипинский НПЗ является ярким примером того, до чего эксперименты в налоговой политике могут довести предприятия. Налоговый манёвр очень сильно ударил по нефтеперерабатывающей промышленности. Многие предприятия стали практически нерентабельными. Частные НПЗ, которые не входят в вертикально интегрированные компании, не могут покрыть возросшие убытки за счёт внутрикорпоративных субсидий. Это довольно сложная ситуация. Налоговая политика России, на мой взгляд, должна быть реформирована в сторону более стимулирующего развития бизнеса, пусть даже в какой-то степени с ущербом для госбюджета», — считает ведущий эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

По мнению главного экономиста Vygon Cоnsulting Сергея Ежова, налоговые изменения не могли бы так фатально отразиться на работе Антипинского НПЗ если бы не цены на топливо и курс рубля. Российская валюта оставалась дешёвой при высоких ценах на нефть, из-за чего компании продавали топливо на внутреннем рынке по ценам ниже экспортных. Это могло сильно подорвать экономику завода.

Долги и макроэкономика

Сыграла свою роль в банкротстве предприятия и общая кредитная нагрузка. Помимо Сбербанка завод привлекал займы в Промсвязьбанке, МКБ и банке «Абсолют». Объем сторонних кредитов по некоторым данным может составлять около 500 млн долларов.Сложность была и в том, что НПЗ привлёк большой заем у Сбербанка в долларах. Потом последовали санкции, нефть упала в цене, рубль обесценился, из-за чего проценты по кредиту выросли, сам долг стал слишком дорогим в обслуживании.

После того, как Сбербанк взял на себя управление предприятием, выяснилось, что долги завода даже больше, чем предполагалось ранее. По сведениям банкиров, Дмитрий Мазуров привлекал на аффилированные с ним трейдерские структуры кредиты под поручительства НПЗ. Как пишет Forbes со ссылкой на бывшего сотрудника Сбербанка, объем вскрывшихся обязательств составляет от одного до полутора миллиардов долларов.

В середине июля этого года Тверской суд Москвы арестовал Дмитрия Мазурова на два месяца, до 12 сентября. Основателя компании «Новый поток» подозревают в мошенничестве в особо крупном размере. Уголовное дело о хищении кредитных средств возбуждено по заявлению Антипинского НПЗ и Сбербанка. Как следует из материалов уголовного дела, бизнесмена подозревают в мошенничестве на сумму 29 млн долларов. Там же говорится, что банк предоставил заводу кредиты на общую сумму 2,9 млрд долларов. При этом Мазуров лично поручился по кредитам.

Бизнесмен признает, что брал займы в сторонних банка, только не на миллиард долларов, как предполагает Сбербанк, а на 650 млн долларов. Деньги были необходимы, чтобы спасти предприятие, заявил Дмитрий Мазуров.

Заинтересованные лица

Основатель Антипинского НПЗ, в свою очередь, заявил, что у банка могли быть свои интересы в том, чтобы обанкротить завод. Осенью прошлого года, когда предприятие уже переживало не лучшие времена, Сбербанк отказался открывать заводу новые короткие кредитные линии на покупку нефти и не стал обсуждать реструктуризацию долга. Тогда завод практически остановился, что вынудило Мазурова передать управление кредитной организации.

Банк получил «золотую» акцию завода, сменил менеджмент (в ноябре 2018 года завод возглавил Максим Андриасов) и начал поиски покупателя. «Банк — непрофильный инвестор в нефтепереработку. Потому мы ведём переговоры с кругом потенциальных инвесторов о продаже активов», — заявлял в феврале этого года зампред правления Сбербанка Анатолий Попов в интервью «Коммерсанту».

Тогда же появилась информация о том, что Антипинским НПЗ и месторождениями группы «Новый поток» заинтересовался ЛУКОЙЛ. Компания Вагита Алекперова предложила банку свою цену, но договориться не получилось. Месторождениями «Нового потока» в Оренбургской области интересовались и корейские инвесторы, но сделка также не состоялась.

Завод также пыталась купить петербургская компания «Сибнефтегазпереработка». Глава этой компании Илья Гилев оценил стоимость активов завода в 150–200 млн долларов без учёта долгов. Он предложил купить НПЗ и месторождения, а также погасить все долги завода за три года. Сбербанк отверг и это предложение.

По мнению аналитиков, на сегодня наиболее перспективным покупателем актива является азербайджанская госкомпания Socar. «Сбербанк уже передал 80% завода компании «Сокар Энергоресурс» — своему совместному предприятию с кипрским офшором Socar Russia Investments. В ходе банкротства Socar может купить имущество завода. Сбербанк может предложить завод инвесторам на условиях обслуживания долга в полном размере или с дисконтом — при досрочном погашении», — считает аналитик Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) Сергей Алихашкин

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора