Костя-0,16 процента

Эль Мюрид 8.09.2019 12:40 | Альтернативное мнение 122

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

фото отсюда

Менее месяца назад Минфин своим письмом под номером 26-04-09/59998 опубликовал отчет о кассовом исполнении нацпроекта «Цифровая экономика». Письмо, как обычно, скучное, в нем много разных цифр, но как раз они выглядят весьма интересными

В целом Минкомсвязи из выделенных на этот год 108 млрд рублей смогло исполнить лишь 9%. А по базовому во всех смыслах разделу «Информационная безопасность» — вообще 0,16% из выделенных на этот раздел 4,8 млрд. Таблицы в портретном режиме, очень плотные, потому скрин только этих цифр — целиком будет просто мелко.

Снимок экрана 2019-09-05 в 13.35.08

По всей видимости, 7,7 млн, которые «освоены» — это просто зарплата той службы, которая должна выдать на-гора весь комплекс информационной безопасности огромной страны (ну, или какой-то аутсорс по-мелочи). Зарплата — вот она. Результат — ноль.

В переводе на родную русскую речь, эффективность работы всего министерства равна 9 процентам, а эффективность работы по созданию нормативной документации и стандартов информационной безопасности — практически ноль. Ну, или для любителей особо точной статистики — 0,16%.

Сами нацпроекты в целом в кассовом исполнении выглядят чуть более прилично — из выделенного 1,4 трлн рублей «освоены» 725 млрд или 41%. Это эффективность работы правительства «в среднем по больнице». На фоне «среднего по больнице» Минкомсвязи, которое в вопросах строительства цифровой экономики является центральным и базовым, выглядит практически патологоанатомическим отделением. Тихо и холодно. И синий свет.

Впрочем, скорее всего, совсем уж в вину руководству министерства это поставить нельзя. Просто оно не для того, чтобы реализовывать какие-то нацпроекты, а для каких-то других целей и задач. Нацпроекты — это дело вообще сугубо побочное. В нагрузку, как селедка к сгущенному молоку во времена перестройки.

Вообще, нацпроекты очень сильно напоминают печально известные Минские договоренности. В первую очередь тем, что написаны так же — на коленке. Была дана политическая установка: к выборам Главного лица нужно что-нибудь эдакое! Все треплются, а Он — работает!

Потому и решили ничего не изобретать, а взять за основу нечто монументальное, назвать его «Национальный проект», да не один, а несколько. Придумать названия им посолиднее, посовременнее. Ну, а с деталями — там разберемся.

Итог уже очевиден — в деталях-то как раз и вся закавыка. Чтобы создать сквозную систему стандартов даже для одной отрасли (а по сути, все нацпроекты сейчас буксуют именно на формулировании стандартов) — это нужно хотя бы уметь. Молодые талантливые юристы-экономисты-технократы, брошенные на отрасли, о которых они даже в качестве пользователей имеют крайне смутное представление, не очень понимают, какую именно задачу они должны поставить подчиненным. Собственно, степень квалификации подчиненных — тоже вопрос неизведанный, так как оценить их могут только руководители, а если сами руководители… ну, далее понятно.

В итоге мы имеем новое поколение Абызовых-Дворковичей. Предыдущее частично уже сидит, частично прячется по заграницам. Оно точно так же прибыло в правительство не для решения заявленных задач, а для рулежа потоками в интересах пославших их клановых группировок. Ну, и попутно смахивая крошки со стола в свой карман. Вот за эти крошки прямо сейчас бывший министр без определенных занятий Абызов и дает показания.

Нынешнее поколение — ровно про то же. Все эти ваши нацпроекты — это чушь, в которую не верит ни один причастный к ней. Это обременение к основным задачам молодых и перспективных министров — распределение бюджетных потоков по заранее известным адресам и карманам. Фамилии же молодых талантливых технократов здесь играют сугубо второстепенную роль. Когда придет время, их точно так же спишут, как и предыдущее поколение. И поставят новых. В соответствии с новыми клановыми раскладами. Уже поэтому фамилию министра связи (на всякий случай сообщу — Константин Носков) знать совершенно необязательно — кто сейчас без поисковика сможет навскидку ее назвать? А вообще-то говоря, от этого человека зависит наше благополучие хотя бы потому, что он поставлен обеспечивать нашу информационную безопасность в век цифровой экономики. Которую он и защищает. На целых 0,16 процентов.

Оценочное суждение автора Эль Мюрид

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора