Кто там с жиру бесится?.. «Революция» либертарианцев и молчание народа

Русранд Рустем Ринатович Вахитов 19.08.2019 18:09 | Общество 83

1. МОЛЧАНИЕ БОЛЬШИНСТВА

Если представить себе человека, который в последние две недели был бы лишен всех источников информации, кроме радио «Эхо Москвы» и телеканала «Дождь» (и, конечно, их страниц в интернете), то можно не сомневаться: этот человек решил бы, что в России революция! Многотысячные толпы выходят на улицы, их бьют ОМОН и Росгвардия, активистов хватают, бросают в тюрьмы, но на смену им встают новые активисты. Насельники Кремля трясутся от страха, власть в стране захватила военно-полицейская хунта, гражданские чиновники во главе сами понимаете с кем, уже ничего не решают.

Именно такое впечатление создается, если просто пробежаться взглядом по заголовкам и статьям на сайте «Эха Москвы». Вот Евгения Альбац пишет: «Истерика власти набирает обороты», предрекает свертывание парламентской системы, военное положение и «десятки тысяч арестов, как в Польше 1980». Вот Геннадий Гудков заявляет: «Сегодня мы проснулись в другой стране». Вот Леонид Гозман заключает: «Революцию заказывали? Распишитесь. Да, та самая, какую хотели, цветная!». И куда уж без Дмитрия Быкова, которому не терпится дождаться «освобождения России», чтоб заняться исполнением заветной мечты — написанием биографии генерала Власова… Быков как человек, не понаслышке знакомый с диалектикой, даже как-топриветствует «хунту»: «Появление хунты в России — на самом деле сравнительно неплохая новость: это значит, режим решился на самоубийство». А Александр Горный утверждает, что произошел «гибридный госпереворот», подобный августовскому 1991-го, только без объявлений по ТВ и «Лебединого озера» и… беспокоится за президента: «Мы не видим реакции президента, премьера, руководителей парламентских партий, они просто исчезли, а нам показывают странные протокольные фото и видео встреч, не имеющих толком отношения к реальной действительности. … Может у нас уже…молчаливый двойник?»

Если же тот человек, который две недели слушал исключительно «Эхо Москвы» и смотрел «Дождь», включит телевизор, почитает газеты, в конце концов выйдет на улицу, проедется в метро, послушает разговоры людей в транспорте, в магазинах, на рабочих местах, то он удивится: никакой революции и в помине нет (есть лишь небольшой, хоть и знаменательный, политический кризис в столице). По телевизору выступают вполне себе бодрые, а не посиневшие от ужаса министры, губернаторы и мэры. Газеты пишут о пожарах в Сибири, о плохой погоде и об американо-китайскойторговой войне. Впрочем, ладно официальные СМИ — всем известно, что есть определенные темы, которые они по понятным причинам стараются не затрагивать. Но ведь и люди все больше толкуют о зарплатах, о кредитах, о ценах…

Протесты в Москве начались 20 июля, когда на разрешенный властями митинг на площади Сахарова пришли 20 000 человек. Через 3 дня, после гораздо меньшего митинга 24 июля, социологи из фонда «Петербургская политика» провели опрос москвичей, чтобы выяснить их мнение о происходящем. Оказалось, 41% москвичей вообще не знали ни о каких протестах! А из тех, кто слышал о них, принять в них участие выразили желание лишь 11%! («Ведомости» 24.07.2019). Правда, после силового разгона митинга 27 июля ситуация изменилась: 31 июля уже лишь 37,6% москвичей заявили, что ничего не слышали ни о каких митингах протеста или что-то слышали, но не знают, в чем там суть. Но при этом более 49% слышавших не поддерживали эти акции и уж тем более не собирались в них участвовать. (Русская служба Би-би-си, 1.08.2019).

И это в Москве, где практически все имеют смартфоны, отслеживают новости через интернет и активно интересуются политикой и где либеральные и прозападные взгляды всегда пользовались стойкой поддержкой! В регионах новости о «московской революции» вообще не вызвали никакой реакции, продолжалась обычная жизнь. Даже региональные оппозиционеры — сторонники Навального и К°, не удосужились выйти на улицы и поддержать своих столичных единомышленников (кроме Санкт-Петербурга, где поддержка тоже была не впечатляющей). Реакция же остальных была молчаливо-настороженной, а то и скептично-злой.

Почему же большинство россиян и особенно те, кого принято называть простой народ, абсолютно равнодушны и даже негативно настроены к «революции» в Москве? Разве их устраивает все, что делает власть? Нет, конечно. Но требования и лозунги, которые выдвигают «революционеры», малоинтересны россиянам. Интуитивно люди чувствуют чуждость и даже враждебность к народу этих «революционеров». И интуиция их не обманывает.


2. ТРЕБОВАНИЯ ПРОТЕСТУЮЩИХ

Каковы же требования «революционеров»? Об этом можно почитать на упомянутых сайтах, на интернет-площадках протестующих, это можно увидеть в роликах на ютубе, как в тех, которые рассказывают о протестах, так и в личных ютуб-каналах лидеров протеста.

Первый и самый главный лозунг — допустить к выборам независимых кандидатов. Причем это не только московская тема, которая закономерно не должна была бы интересовать иногородних (на чем и строят свои пропагандистские атаки власти). Речь об упрощении порядка регистрации кандидатов на местных выборах, о снижении и даже отмене пресловутого «муниципального фильтра», который, по мнению протестующих, был введен для того, чтобы отсечь оппозиционных кандидатов. Понятно, что в провинции при выборах в местные заксобрания происходят те же безобразия, связанные с муниципальным фильтром, что и в Москве, поэтому это требование должно волновать всех россиян, где бы они ни жили.

Второе требование — освобождение тех, кто был арестован в ходе летних протестов и содержится в изоляторах, поскольку против них открыты уголовные дела.

Третье требование — расследование действий полиции, выявление и наказание тех силовиков, которые нарушили закон при разгоне митингов, обязательное ношение силовиками идентификационных номеров поверх спецодежды (чтобы можно было выяснить, кто конкретно неправомерно применил насилие), запрет на привлечение в столицу силовиков из других субъектов Федерации (за исключением случаев чрезвычайного положения), роспуск Росгвардии и передача ее функций полиции.

Четвертое требование — отмена законов и подзаконных актов, ограничивающих конституционное право на свободу собраний, уведомительная, а не разрешительная практика проведения мирных митингов, шествий и демонстраций.

Пятое требование уже политическое — отставка всех тех, кто по мнению протестующих виноват в силовом развитии событий — от мэра Москвы и членов Мосизбиркома до президента, правительства и главы всероссийской ЦИК. Наиболее радикально настроенные протестующие требуют люстрации всех чиновников, то есть запрета на занятие государственных должностей для лиц, которые работали в силовых структурах РСФСР и послеельцинской РФ. С большим воодушевлением на сайте «Эха» обсуждается и возможность декоммунизации по образцу украинской, то есть запрета Коммунистической партии и ее символики, переименования городов, поселков, улиц.

В то самое время, когда шли протесты, сайт «Эха» охотно представлял площадь для выступлений Игоря Чубайса (старшего брата «великого приватизатора») — одного из самых одиозных идеологов современных «белых», объявившего себя сторонником возрождения клерикальной монархии. В своей беседе с В.Дымарским он, например, сравнил ордена Ленина с фашистскими орденами и заявил, что для него СССР — это не Родина, а в беседе с О.Бычковой Чубайс-старший сказал о нашей победе в Великой Отечественной войне: «Комидеология, благодаря западной демократии, которую она ненавидела, выиграла в этой войне, а потом еще доказывала, что она победительница и что она самая передовая и прогрессивная».


3. ИНКУБАЦИЯ ВЗГЛЯДОВ

Ненависть к социализму и СССР среди участников, лидеров и симпатизантов июльско—августовских протестов вообще зашкаливает. И она не случайна, так же как не случайно почти полное отсутствие социальных и экономических лозунгов у протестующих. Они требуют демократии, свободы собраний и выборов, но ни слова не говорят о повышении зарплат и пособий, о снижении пенсионного возраста, о введении налога на богатство, о национализации нефтегазового комплекса, наконец, о справедливом возмездии для олигархов. Это красноречивое молчание связано с их идеологическими ориентирами.

Своеобразным ядром протестующих стали молодые поклонники либертарианских идей (инициатором митинга 3 августа был лидер Либертарианской партии России Михаил Светов, который был арестован полицией).

Либертарианство — это идеология, которая ставит свободу и права индивида выше интересов общества и государства. Хотя либертарианство имеет два крыла — левое и правое, в протестах-2019 отметились именно правые либертарианцы. Они сторонники минимизации роли государства и за максимально свободный рынок. В частности, либертарианцы не только против вмешательства государства в экономику, но и против государственных пенсий (пенсионеров либертарианцы именуют «социальными иждивенцами»), пособий (в том числе по безработице и по инвалидности), против установленного законом минимального размера оплаты труда, а также против государственного бюджетного образования и медицины, а некоторые из них — и против обязательных налогов.

Короче, их взгляды укладываются во фразу: можешь заполучить деньги посредством операций на рынке — живи, не можешь — сдохни, никто никому ничего не должен. Конечно, либертарианцы за отмену любых запретов и социальных обязательств — за свободу владения оружием, против всеобщей воинской повинности и за профессиональные и даже частные (служащие олигархам) армии.

Нужно ли добавлять, что социализм с таких позиций — абсолютное зло, прямо-таки «рабство», как его, собственно, и охарактеризовал их кумир австрийский экономист фон Хайек.

Послушаем, что говорит о своих взглядах молодой человек, который стал лицом летних протестов, — студент ВШЭ и популярный молодежный видеоблогер Егор Жуков, арестованный и обвиняемый в организации массовых беспорядков. Год назад, в августе 2018-го, он дал интервью сетевому изданию The Vyshka. Вот отрывки из него: «Наиболее популярная версия либертарианства основана на принципе самопринадлежности, то есть идее о том, что человеку принадлежит полное право на его тело. Из этого вытекают и основные принципы: неприкосновенность частной собственности, запрет на насилие. …Я… сейчас поддерживаю либертарианство на утилитаристских основаниях, а не естественно-правовых. Естественные права должно гарантировать нечто внешнее, но, как говорил Сартр, цитируя Достоевского, если Бога нет, то все дозволено».

Это кредо Жукова и его друзей: Бога нет, государство не нужно или почти не нужно, все позволено, кроме того, что ущемляет свободу и наносит ущерб частной собственности.

Свое отношение к социализму Егор также объясняет без обиняков: «Как говорил один из моих любимых политических американских блогеров Стивен Краудер: „Со временем главным врагом социализма становится реальность“. Именно та реальность, в которой общество разделяется на людей, которые усердно работают, и людей, которые ленивы, но постоянно думают, что им все вокруг что-то должны (курсив мой. — Р.В.). Они утверждают, что богатые люди их угнетают. Однако, если ты глуп и ленив, то это только твои проблемы, а не тех, кто, в отличие от тебя, чего-то добился (курсив мой. — Р.В.). К тому же, широкое вмешательство в экономику под предлогом увеличения финансирования социальных программ гарантированно подрывает предпринимательскую инициативу. Расширение социальных программ увеличивает количество тех, кто считает, что кто-то обязан о них заботиться. В итоге в обществе становится меньше предпринимателей и больше нахлебников, а это очень сильно подрывает экономику».

Итак, социализм по Жукову — это общество, где «инициативные, предприимчивые и кое-что в жизни добившиеся люди» вынуждены делиться «честно заработанными» доходами с «глупыми и ленивыми неудачниками». Себя студент ВШЭ, конечно, относит к умным, работящим и уже достигшим многого. По его мнению, гораздо лучше капитализм. Дескать, причина того, что некоторые в обществе капитализма бедны — лишь их собственная лень и врожденная тупость. Помогать им не надо, потому что это подорвет экономику.

Конечно, Егор Жуков не заслуживает того, чтобы его бросали в тюрьму. Агрессия наших силовиков против мирных демонстрантов возмутительна, и требование коллег и педагогов Егора освободить юношу совершенно справедливо. Но насколько это верно, настолько верно и другое — взгляды его совершенно отвратительны и по праву могут называться человеконенавистническими.

Если перед нами не юношеская бравада вроде «Путин лицемерно жалеет бедных, а я сделаю все наоборот», а продуманная позиция, то остается только удивляться моральному уродству этого молодого человека, снобистски любующегося своим неплохим социальным положением и откровенно презирающего всех, кому в этой жизни повезло меньше (кто родился не в Москве, кто не учится в супердорогой и ультрапрестижной ВШЭ, кто вынужден тяжелым трудом зарабатывать себе на хлеб, а не «зависать» со смартфоном в столичных кафе).

И дело ведь не в самом Егоре, а в том социальном слое, который он представляет, в молодняке средней московской и провинциальной российской буржуазии. Оказывается, на их митингах протеста нет социальных лозунгов в поддержку бедных не потому, что это протестующим неинтересно (сами-то они хорошо обеспечены, вкусно едят, красиво одеваются, учатся в вузе, где обучение стоит около полумиллиона рублей в год). Нет, они откровенно презирают бедных и угнетенных. Они не скрывают то, что если бы власть была у них, то бедные вообще бы лишились всех выплат и льгот и были бы обречены на умирание, которое Егор и как бы это сказать… от жира одуревшие…посчитали бы справедливым и заслуженным!

Не совсем даже понятно, что единомышленников Егора не устраивает в современном режиме. Если отбросить словеса на публику, режим и делает то, о чем мечтает «продвинутая столичная молодежь» — медленно уничтожает пенсионное обеспечение, социальную помощь, бесплатное здравоохранение и образование… Разве не говорил наш президент еще в начале 2000-х, что от советской бюджетной медицины нужно уходить и переходить к коммерческой медицине? И если бы наши власть предержащие были поумнее, они бы не «космонавтов» с дубинками послали к Егору, а хорошего куратора, который собрал бы либертарианцев из ВШЭ в аудитории на Мясницкой и объяснил бы, что власть и реализует программу «государство-ночной сторож» и что настоящей либертарианской партией России является не кучка хилых хипстеров, а партия «Единая Россия».

А что касается Росгвардии и омоновцев, то ведь они на случай, когда на улицы выйдут «тупые и ленивые», которые «не выдержали рыночной конкуренции»… И Егорушке сотоварищами всего-то надо не ходить по бульварам, а учиться на менеджера банка, чтоб потом глядеть из окна красивого стеклянного здания на то, как полиция разгоняет «иждивенцев» с красными флагами. Так все и было задумано, когда создавалась ВШЭ…

Не берусь предсказывать судьбу конкретного человека — студента Егора Жукова, но не сомневаюсь, что большинство его товарищей по протесту лет через 20 (если олигархический режим еще простоит 20 лет, что маловероятно) ничем не будут отличаться от нынешних министров, депутатов-единороссов и хозяев банков и корпораций. И при этом они вовсе не предадут свое «революционное прошлое», ведь в главном — в обожествлении частной собственности и рыночного успеха и в презрении к народу, к «экономическим неудачникам», они какими были, такими и останутся… Они немножко поумнеют и поймут элементарную вещь: осуществление экономической программы правого либертарианства (или, как они это еще называют, минархизма) возможно лишь при условии отказа от его политической программы. Ведь если богатые и «успешные», награбившие себе миллионы и не желающие делиться даже немногим с бедствующим народом, откажутся от огромной репрессивной машины и «разведут демократию», то демократическими процедурами воспользуются толпы бедных и угнетенных, которых всегда значительно больше, чем богатых, и тогда плакала их «неприкосновенная частная собственность»!

Сегодняшним егорам, как и любому молодому поколению, кажется, что они провозглашают что-то новое, но как сказал еще библейский царь Соломон: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». В 90-е тоже были такие либертарианцы, но, заполучив фабрики, заводы и пароходы, они вдруг увидели, что многотысячные толпы обедневших бывших советских граждан бушуют у них под окнами, требуют вернуть награбленное, кричат о суде и наказании… И тогда либертарианцы 90-хзавопили «нам нужен русский Пиночет!» И порядок был наведен, где ложью, где силой утихомирили народ и дали «либертарианцам жизни» возможность дальше обогащаться и наслаждаться…

Просто егоры жуковы очень молоды и не видели на Тверской и на Лубянке того, что видели их предшественники в 90-е, — много тысяч плохо одетых, разозленных людей, идущих со сжатыми кулаками, под красными флагами и портретами Ленина и Сталина… А если б увидели (и, надеюсь, еще увидят), то поняли бы, что они никакие не противники «российского Пиночета», потому что только он может защитить папочкину «частную собственность» (то есть награбленное папочками в 90-е) и «конституционные права» (то есть право и дальше грабить «тупых неудачников»).


4. НАРОД И ПРОТЕСТЫ

Итак, простые люди, бедное большинство в России игнорирует протесты. И в этом счастье протестующих, потому что если люди узнают об их идеологической подоплеке, о том, к чему призывают протестующие, то нашим либертарианцам самим придется прятаться за спинами омоновцев и росгвардейцев. Впрочем, я бы не стал изображать всех протестующих одними черными красками. Возможно, для многих из них социал-дарвинистская чушь либертарианства — нечто наносное. Возможно, многие из них, борясь с олигархическим режимом, стихийно станут антикапиталистами, встанут на сторону народа и даже внесут новый энергетический импульс в левое, социалистическое движение.

Как бы то ни было, от их протестов есть и польза. Выдвигая общедемократические лозунги, они расчищают дорогу для тех, кто придет за ними — для настоящего, народного, мирного, но куда более опасного для олигархов протеста. Ведь так же как последовательное осуществление экономической программы радикального либерализма закономерно ведет к пиночетоподобной диктатуре в политике, последовательное осуществление политической программы радикального либерализма закономерно приводит к торжеству настоящей, а не буржуазной демократии, к пробуждению вслед за буржуазией народа и к его выступлению не только против официальной политической власти, но и ее закулисы — олигархической буржуазии.

Так уж мудро устроено в природе: после февраля обязательно приходит октябрь.

Автор Рустем Ринатович Вахитов — кандидат философских наук, доцент кафедры философии Башкирского государственного университета, г. Уфа., исследователь евразийства и традиционализма, замечательный политический публицист и мыслитель.

Фото: Егор Жуков.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора