Не влезай, убьёт!

Вазген Авагян 26.02.2019 13:05 | Экономика и политика 182

Зачем убили Украину? То, что её убили социально[1], экономически[2] и демографически[3] – сомнений не вызывает. То, что аналогичным образом, только медленнее, убивают и мою Армению, и Россию – тоже очевидно. Но зачем? Есть версия – что её убили знахари, хотевшие добра, но настолько невежественные, что всё получилось наоборот. Есть версия, что её убили те, кто её страстно ненавидел: «такое сильное чувство неприязни испытывали, что даже кюшать не могли». И в итоге убили. Из ненависти. Мы не поддерживаем ни той, ни другой версии. Мы постараемся доказать: ничего личного, только бизнес…

Не устаю повторять, что реальная экономика и оптимальная экономика – разные вещи. Экономика может быть сколь угодно эффективной и удобной – но для вас она нереальна, если не включает вас в себя. Если вы остались за её рамками.

Так, например, феодальная экономика в высшей степени оптимальна для 0,5% населения – помещиков[4]. Другое дело, что все преимущества феодальной экономики не имели никакого отношения к крепостным и просто нищим: на них её безусловно-очевидные блага просто не распространялись. Не для них строилась – не им и судить.

Потому говорить о «неэффективности» крепостного права можно только снизу: сверху её в упор не видно, почему за него крепостники и держались до последнего. То же самое можно сказать и о современной экономике Запада. Её неэффективность, жестокость и расточительность, её ад — тоже можно рассмотреть только снизу, из роли жертвы, попавшей под её колёса.

А сверху она выглядит как эталон удобства и комфорта для «хорошо устроившихся» — которые именно поэтому так болезненно и даже оскорблённо принимают упрёки в её адрес[5].

+++

Означает ли это, что все без разбора экономики хороши тем, кому они хороши и плохи тем, кому плохи? То есть вопрос лишь в том, сумел ты пристроиться при данном укладе, или не сумел?

Нет. Кроме субъективного комфорта или дискомфорта развитой или дегенеративной личности существуют, конечно же, и объективные показатели прогресса или регресса общества. Хотя при любой экономической системе существуют те, кто неплохо в ней устроился и комфортно себя там ощущает – в целом система способствует либо материальному и духовному развитию человечества, либо его регрессу и деградации.

И вот неожиданный побочный эффект: наиболее комфортно личное положение начальства именно в деградирующих системах («эффект свободного падения»). Права руководителя в такой системе стремятся к бесконечности, а его ответственность и обязанности – к нолю. Быть руководителем прогрессивной структуры непросто – ибо приходится быть на острие и на высоте такого прогресса, который они представляют. Напротив, быть руководителем регрессивной структуры – можно и даже удобно, будучи наиболее ярким представителем регресса, вырождения, порчи систем.

Какое-то буквально «гомерическое благополучие» высшего слоя ельцинского развала – яркая тому иллюстрация: чем хуже людям, тем лучше и удобнее их начальству. Но итоги их дегенеративного «руководства» — руины и пепелище.

С их точки зрения — это «нормальная плата» за их личные комфорт и беззаботность…

+++

Возвращаясь к современным массовым экономическим убийствам стран и народов: это не ошибки любящих бездарей и не месть ненавидящих врагов. Это, как и в чёрные годы ельцинизма, бизнес на крови. При игре с нулевой или убывающей суммой благ единственно-возможная форма обогащения – сопутствующее ему обнищание. Чтобы кому-то что-то дать, нужно где-то это что-то взять.

Если бы деньги были золотыми, твёрдыми, то это выплыло бы сразу, как масло поверх воды: одному прибавили за счёт того, что другому не заплатили.

Но деньги нынче ненадёжные, номинал их ничего не значит. Люди нищают при том, что номинально их заработок растёт, и даже бешеными темпами (в обесценивающихся бумажках) растёт.

+++

Если говорить научно, то уровень жизни человека – это затраченная на него обществом энергия. Именно количество затраченной на данного человека энергии определяет – богат он, среднего достатка или нищий. Для облегчения понимания немного упрощу – и скажу, что в основном, энергия выражается в условном топливе, из которого её (за некоторым, «гужевым», исключением) извлекают.

Разные виды топлива (объединённые в понятии «условное топливо») затрачиваются на производство и приготовление вам еды, всех окружающих вас вещей, на отопление вашего жилища и т.п. Так-то любой человек рождается голым; но для разных людей – зарезервированы разные энергетические мощности. Для одного и пальцем не пошевелят, для другого заставят бегать и прыгать вокруг жрущих энергию машин тысячи работников…

Упрощая: наше достояние есть большая или маленькая цистерна условного топлива, «изводимого» на нас. Всякое наше потребление можно (да и нужно) свести к затратам энергии, и через это – к затратам условного топлива, отведённого обществом лично «под нас».

Отражая этот закон мирового потребления, с 1971 года действует т.н. «нефтедоллар», заменивший золотой и серебряный стандарты. «Нефтедоллар» — по сути есть сращивание мирового платёжного средства и основного мирового топлива, основанное на контроле долларовой мафии над нефтяным рынком.

Уже давно, хоть и по умолчанию, наш достаток измеряется в топливе (источнике энергии) и сводится к топливу. Наша жизнь – это бочка с мазутом, которая стоит где-то на сортировальной станции железной дороги. Представили? А вот теперь представьте иное: эта цистерна может до вас доехать, а может и не доехать.

Чисто теоретически:

1. Она может расплескаться в пути, отравляя экологию вдоль своего маршрута. И в итоге, отравив природу, не достанется ни вам, ни кому-то ещё.

2. Она может быть перенаправлена на чужой счёт, обслуживать чьё-то потребление вместо вашего.

Первая ситуация нередкая (имя ей – бесхозяйственность, варварство), но в ней никто не заинтересован. В ней нет корыстного мотива. А во втором он не просто есть – он выпирает всем рельефом! Если до вас не доедет ваша цистерна с топливом по второму сценарию, то кому-то в мире жить станет лучше, жить станет веселее. И здесь просто закон сохранения вещества и энергии: чем ниже ваше энергетическое потребление, тем оно выше где-то в другом месте.

+++

Это, ребята, очень страшная формула. Она убивает солидарность между людьми, и одновременно подогревает жажду геноцидов. Она напрямую увязывает обогащение одних с обнищанием и вымиранием других. Причём в игре с нулевой суммой, без дополнительных затрат энергии.

Если речь идёт о том, чтобы повысить уровень жизни у всех – тогда дополнительные затраты неизбежны. Нельзя сделать так, чтобы и вам, и всем остальным стало одинаково хорошо – а потребление топлива при этом не увеличилось.

Рост потребления, который нельзя достичь экономией на людях – достигается единственным остающимся путём: ростом потребления ресурсов планеты. Напомню – невосполнимых и ограниченных. В отличие от промышленных сборочных манипуляций, которые можно сделать и миллион в секунду, и 10 млн в секунду… Общий рост потребления – это очень трудоёмкий и ресурсоёмкий процесс.

А обогащение за счёт разорения соседа – процесс не трудоёмкий и не ресурсоёмкий. Ведь украденную тонну мазута всё равно сжигали: раньше на отопление вашей квартиры, а в случае кражи – на совсем другие цели. Но ни количество труда, ни расход ресурсов при её хищении не увеличился!

+++

Тот, кто этой схемы не понимает – ничего не понимает ни в экономике, ни в жизни. Он пребывает в совершенно безумных химерах, связывая желанный «рост уровня жизни» с чем угодно – кроме реальных, соответствующих росту причин. А они известны. Давно и точно известны!

Можно увеличить производство масла, снизить на него цены – и тогда жизнь станет лучше «по маслу». Можно строить больше жилья, бесплатно раздавать квартиры, как при СССР – и тогда жизнь станет лучше «по жилью». Можно энергично взяться за дворы, благоустроить их с энтузиазмом – и тогда жизнь станет лучше «по благоустроенности дворов». А если говорить об улучшении жизни обобщённо, то оно складывается из таких вот показателей: стало больше масла, доступнее квартиры, уютнее дворы, больше читают, лучше учатся и т.п.

Согласитесь, нельзя же оторвать улучшение жизни «вообще» от этих вот, может быть, скучноватых, и уж точно – технологических показателей, связанных с повышением доступности конкретных и прозаичных благ. Если рост производства (и как следствие, доступности) какого-то одного продукта составляет локальное улучшение жизни, то суммирование этих показателей даёт нам в целом рост уровня жизни.

У нормальных людей так.

У дегенератов, конечно же, всё иначе.

У них не принято мелочиться, наращивая отечественное производство масла или тапочек. У них «светлое завтра» связано с магическими процедурами: низвержением памятников, приходом таинственно-непостижимых «инвесторов» (ни сроков, ни мотивов пришествия которых дегенераты не знают), «интеграцией» овцы в волчью стаю, и т.п.

«Светлое завтра» у дегенератов в их мифологии связано не с повышением производства масла, а с отмиранием самой необходимости производить масло (равно как и строить дома, пасти коров и собирать приборы).

Этот миф получил имя «пост-индустриальной эпохи» и сегодня активно пропагандируется.

Изначально постиндустриализм (в кругу учёных) имел тот смысл, что производству будет нужно всё меньше и меньше людей, и в итоге индустриальные рабочие станут меньшинством населения.

Дегенераты же понимают пост-индустриальную эпоху как век безоблачной халявы, в которой производство «отмирает», а их, дегенератов, станут кормить просто так, неизвестно, за что и с какой целью. Наверное, от большой любви к их слабоумию…

Между тем, превращение промышленного класса в «подавляющее меньшинство» — отнюдь не безоблачный и далеко не однозначный процесс. Рост производительности оборудования, заменяющий одним рабочим 100 или тысячу из поколения его родителей – означает возможность производить запредельное количество продукта на одном-единственном предприятии. Скажем, любой из крупных автомобильных концернов легко сумел бы обеспечить автомобилями весь мировой спрос в одиночку: ему не важно, сколько автомобилей производить, у него верхней планки нет, ему важна лишь оплата.

Это приводит к отмиранию «дополняющего» производства – когда завод 2 производил то, что физически не в силах сделать завод 1. Теперь, в условиях бешеного роста технологической производительности, всякое производство становится из «дополняющего» конкурентным: всякий завод 2 существует не в дополнение, а вопреки заводу 1.

Казалось бы, раз производственные мощности фактически неисчерпаемы – то человечество можно завалить продукцией всех видов… Но ведь речь идёт о неисчерпаемости резервов лишь скорости технологических переделов! О неисчерпаемости исходных ресурсов, сырья – никто не говорил. И никто, в здравом уме, не скажет. Потому что фабрики становятся всё быстрее – а планета больше не становится.

При этом потребность в рабочих руках резко сокращается. Люди не нужны производству ни в каком качестве, всякая современная фабрика задыхается от переполненности персоналом, и мечтает его сократить, а не новых набирать.

А раз так, то крепнет и соблазн «сократить» не только ненужные штаты, но и миллиарды ненужных людей. Мы можем производить любые объёмы промышленной продукции, но – мы делаем её из убывающего невосполнимого сырья! Следовательно, в рамках традиционной морали, совершенно ненужные люди потребляют невосполнимое и постоянно убывающие ресурсы планеты – потому что их, видите ли, нельзя убивать!

Вы думаете, акулы бизнеса будут вечно и безропотно пребывать в рамках традиционной морали? А я вам скажу, что акулы бизнеса никогда в тех рамках и не были! Их туда загоняли (силком), было дело, но им там никогда не нравилось. А тем более им не нравится там теперь. В их картине мира миллиарды совершенно бесполезных людей пожирают земной шарик, который всего лишь «большое яблоко».

То, что можно нашлёпать промышленных изделий на любое количество потребителей – не вопрос. Это запросто. Но вопрос в другом: на кого хозяева мира готовы тратить невосполнимое природное сырьё для штампования «высокого уровня жизни»? Мягко говоря – «не на всех».

+++

Экономическое убийство отдельного человека или целого народа, целого континента – это переключение энергии с него на другого потребителя. При этом выраженное в условном топливе потребление возрастает в одном месте ровно настолько, насколько оно убыло в другом.

Например 200 квадратных метров жилой площади равны сами себе и в том случае, если это одна большая квартира, и в том, если это 4 маленьких квартиры по 50 кв. м.

Понятно, что большая квартира лучше маленькой, как ясно и другое: для получения семьёй большой квартиры три семьи должны оставаться бездомными (если речь идёт об игре с нулевой суммой).

Мы, конечно, можем думать, что семья, занявшая 200 метров – люто ненавидит и за что-то мстит трём бездомным семьям. С виду так и кажется: кричащая роскошь одних и жуткая нищета других.

Но вижу более убедительным, что семья, занявшая в гордом одиночестве 200 имевшихся в наличии метров жилой площади – вообще не думала о бездомных семьях.

Это не ненависть и не месть, а простая реализация хватательно-поглотительного инстинкта: могли, и схватили. А другим не оставили…

Была ли цель убить этих других? Цели такой не было. Это – побочный эффект от реализации принципа личной выгоды. Иногда реализаторы принципа личной выгоды знают о нём, иногда догадываются. А иногда – совершенно искренне «не в курсах». Потому что нет у них исходной цели кого-то убить, уморить, заморозить – у них цель забрать себе всё, а экономическое убийство само по себе из этого получается.

+++

Дать каждому всё путём развития производительных сил, заменить рабов роботами – такая мечта вдохновляла человечество, пока планета казалась большой, а её ресурсы – неисчерпаемыми. Во времена К.Маркса ещё бегали индейцы по недоосвоенным прериям! Естественно, казалось, проблема бедности лишь в том, что техника слишком медленно штампует ширпотреб, надо её усовершенствовать, и тогда – «каждому по потребностям».

Сегодня – если речь идёт о штамповке – то, действительно, техника достигла такого уровня, что может наштамповать любое количество потребительских благ. 14-часовой рабочий день XIX века сегодня излишество, потому что большинство производственных мощностей (особенно в России) работает в режиме неполной загрузки. Нет той проблемы, что техника не успевает штамповать блага – проблема обратная: техника их штампует так много, что они оказываются невостребованными.

Но предполагаемый наивными постиндустриальный потребительский рай обернулся адом обостряющейся день ото дня ресурсной экономии.

Нельзя штамповать просто так – нужно штамповать из чего-то! Ведь автомобиль – не только сборка. Это ещё и металл, которого, в отличие от машин, на планете больше не становится. Это ещё и все виды условного топлива, которые затрачены (сожжены) металлургами, сборочными линиями, истрачены на бытовые нужды участников сборки и т.п.

Готово ли общество тратить лично на вас ограниченные запасы энергии? Это роковой вопрос. Чем топят вашу котельную? Мазутом. Из чего мазут? Из нефти. В чём нефть отражается экономически? В нефтедолларах. Отапливая вас – сжигают доллары, а это, согласитесь, требует от власти изрядной доли альтруизма. Тратить нефтедоллары на то, чтобы обогреть своих соплеменников – или потратить их на себя? Мы знаем, сколь сложен для либеральной поросли инфернальных «реформ» этот вопрос…

Речь, конечно, не только про отопление (хотя города обобранной до нитки Украины уже отапливают… кирпичами[6]). Всякое благо – включая изготовление и подвод продуктов питания, товаров широкого потребления – энергоёмко. В то же время – известно, что человек, выполняющий определённую работу, может выполнять её за разные суммы. Снижение заработков, рост безработицы — вовсе не означают снижения объёма работ, напротив, даёт работодателю более покладистую и покорную рабочую силу.

+++

Суть экономического убийства в том, чтобы попросту «отключить от благ» лишних, с точки зрения хозяев мировой экономики, людей, перестав на них тратить ресурсы, сжигать в топке нефтедоллары в их пользу. А необходимых для функционирования экономики – перевести к предельному, физиологическому минимуму оплаты труда. И то, и другое даёт экономию, которая входит в растущую прибыль хозяев по принципу «меньше заплатил – больше в кармане осталось».

Для того, чтобы власть хотела тратить на нас энергию – она должна быть «нашенской», родной властью, относящейся к нам как к родным детям, а не как к пасынкам и падчерицам.

Иначе начинается вполне известная экономистам ресурсная экономия на людях, связанная с повышением доходов у одних за счёт понижения доходов у других. Именно поэтому и убили Украину (и далеко не её одну). Ведь она – под внешним управлением, и оно не понимает, зачем сжигать нефтедоллары в топке ради выживания чужих людей?


[1] 9 млн украинцев ежегодно уезжают на заработки;
— Украинцы используют туристический безвиз с ЕС как способ поехать на заработки, при этом 40% из них не возвращаются обратно и остаются в Европе нелегалами. Это приводит к росту отказов во въезде;
— Украина — самая нищая страна в Европе;
— Украина — самая коррумпированная страна в Европе;
— 60% украинцев живёт за чертой бедности;
— украинцам в британских банках отказывают в открытии счёта для компании, так как страна внесена в санкционный список;
— Украина занимает первое место по количеству психбольных;
— Украина — на первом месте в Европе по распространению ВИЧ и СПИДа;
— Украина — на первом месте в Европе по распространенности ВИЧ среди беременных женщин;
— Украина — на первом месте в Европе по заболеваемости туберкулезом;
— Украина занимает первое место в Европе по гепатиту;
— Украина признана столицей мирового секс-туризма;
— по данным ВОЗ, в 2018 г. Украина с Белоруссией разделяют первое место в мире по потреблению алкоголя;
— Украина — на первом месте в мире по детскому алкоголизму;
— по официальным данным, на Украине 1,5 млн наркоманов, по данным журналистов — от 5 до 10 млн;
— Украина признана самой грязной страной Европы — Украина потонула во львовском мусоре;
— Украина — на первом месте в Европе по количеству абортов;
— Украина — на первом месте в Европе по количеству смертности рожениц и младенцев;
— Украина — на первом месте в Европе по росту цен на продукты;
— Украина — на первом месте в мире по незаконным поставкам леса в ЕС;
— Украина — на первом месте в Европе по самым низким зарплатам;
— на Украине европейские тарифы на услуги ЖКХ;
— Украина занимает первое место по детской проституции;
— каждая четвёртая проститутка в Европе — украинка;
— на Украине — огромная нехватка жизненно важных вакцин от опасных болезней;
— экспорт сала из Украины рухнул на 98%, а импорт из Польши и Германии вырос;
— Украина — в десятке самых опасных стран мира для туристов;
— за два года после Майдана 17 тыс. украинских чиновников стали миллионерами;
— госдолг Украины за 4 года вырос в 4 раза, с 584 млрд до 2,122 трлн грн;
— на Украине разрешили гей-парады;
— украинцы стали массово одеваться в секонд-хендах;
— интернет на Украине с 2013 г. подорожал в 3 раза. В 2018 г. подорожал ещё в 2 раза, что составило 5–6-кратное подорожание от цены 2013 г.;
— в Молдавии и на Украине самые низкие пенсии в Европе;
— население Украины сократилось с 51,5 млн (1991 г.) до около 30 млн (2018 г.);
— Украина — на первом месте в Европе по темпам инфляции;
— Украина — на первом месте по уровню обесценивания нацвалюты в Европе;
— Киев признан самым опасным городом Европы;

[2] Чего только стоит разорение таких гигантов, как: «Южмаш», «Антонов», «Николаевский судостроительный завод», «Кременчугский сталелитейный завод», «Кременчугский автосборочный завод», «Азовмаш», «Одесский припортовый завод», «Одесский НПЗ», «Киевский завод безалкогольных напитков «Росинка», ЛАЗ, ЗАЗ, «Запорожский сталепрокатный завод», «Запорожский арматурный завод», «Запорожский алюминиевый комбинат», «Днепровский меткомбинат», Аккумуляторный завод «Веста-Днепр», Харьковский бронетанковый ремонтный завод и т. д.;

[3] С января по октябрь 2018 года население Украины сократилось почти на 200 тысяч человек. Как сообщил Госстат, число жителей страны уменьшилось на 187,9 тысячи человек и на 1 ноября составило 42,198 миллиона. Это не считая тех, кто выехал из страны, но остался ее гражданином. Основная причина сокращения численности населения — смертность, превышающая рождаемость. На 100 умерших в 2018 году приходилось 59 рожденных. В этом году Украина оказалась в пятерке стран мира с самой низкой рождаемостью.
За годы независимости население Украины официально сократилось с 51,839 млн в 1990 году до 42,198 млн человек на начало ноября 2018 года.
2013 году при рождении первого ребенка государство выплачивало 29,8 тыс. грн ($3,7 тыс. по курсу 8 грн за доллар), на второго — 59,7 тыс. грн (почти $7,5 тыс.), на третьего и следующего ребенка — 119, 4 тыс. грн (около $15 тыс.). Сохранить уровень рождаемости удалось бы, только резко увеличив размер выплат. Однако сформированное после Майдана правительство Арсения Яценюка решило сокращать расходы государственного бюджета именно за счет детей.
После первого июня 2014 года помощь при рождении выплачивается в размере, который не зависит от того, какой по счету ребенок в семье. С этой даты размер выплаты за рождение ребенка был установлен на уровне 41 280 гривен. На сегодня (при курсе 28 грн за доллар) — $1474. Из этой суммы родители получают сразу 10 320 грн (25 170 руб.), а далее в течение 36 месяцев выплачивается по 860 грн (2100 руб.).
«То есть в долларовом эквиваленте помощь государства при рождении первого ребенка сократилась в 2,6 раза, на второго ребенка — в 5,3 раза, на третьего и более — в 10,5 раза. Отобрав у родителей и их детей от $2400 до $14000, Кабмин взамен дает «социальный пакет малыша» общей стоимостью 5 тыс. грн, или около $180. При этом содержание этого социального пакета, как указывают специалисты, не всегда актуально для родителей. Кроме того, закупочная стоимость этого набора завышена минимум в 2 раза», — поясняет специалист общественной организации «Публичный аудит» Тарас Галайда.
Поколение детей по количеству должно замещать родительское, а для этого одной женщине необходимо родить минимум двоих детей. Однако этого не происходит уже на протяжении последних 60 лет. Это означает, что в составе населения все больше людей старых и все меньше молодых.

[4] Она отличается лёгкостью и удобством применения, высокой доходностью, стабильностью этой доходности, максимальным комфортом руководителей при минимальных усилиях с его стороны. Она существовала много столетий в неизменном виде – именно потому, что правящим слоем воспринималась как идеальная, оптимальная.

[5] Для них «очевидно» что «ведь лучше стало»! Да и правда: то они жили в типовой квартире и сами себе носки стирали, а теперь в трёхэтажном особняке, и стирает прислуга. Ещё бы не «лучше»!

[6] Директор аналитико-исследовательского центра «Институт города» Александр Сергиенко в 2018 году рассказал, к каким хитростям прибегает население Киева, чтобы согреться. По его словам, из-за высоких тарифов некоторые киевляне кладут на газовые плиты у себя в квартирах кирпичи, что позволяет обогреть хотя бы кухню. По новым тарифам за ЖКХ не в состоянии платить даже в относительно «богатом» Киеве. В ноябре мы уже увидели, что больше половины украинцев просто не заплатили за коммуналку. Как говорит Госкомстат, уровень платежей — 46%.
В качестве примера дикой оптимизации расходов, специалист привел ситуацию в Новой Каховке, где после сокращения количества потребителей услуг ЖКХ, все расходы переложили на оставшихся. «Я видел, как обогреваются бедные люди в Киеве — на плите стоят кирпичи, газ горит круглосуточно, и эти кирпичи греют кухню и ближайшую комнату», — цитирует Александра Сергиенко «Газета.ru».

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора