Признать нельзя струсить

Станислав Смагин 15.03.2019 14:00 | Политика 46

На носу президентские выборы, и в российских политических и экспертных кругах, помимо вопроса относительно их победителя, упорно обсуждается тема, признавать ли этого победителя и выборы в целом.

Казалось бы, ответ на этот вопрос настолько просто и очевиден, что все участники обсуждения…

…Дают ответ ровно противоположного свойства. Признавать, конечно, о чем речь!

Вот один уважаемый эксперт говорит: «Исходя из того, что власть Порошенко на Украине была признана Россией даже в 2014 году, очевидно, что она не будет ставить под вопрос легитимность переизбрания. Если сравнить 2014 и 2019 года, то грядущие выборы хотя бы отдаленно напоминают избирательный процесс, в то время, как в 2014 году это был просто путч, никакого намека на демократию. Тем не менее, Россия тогда не поддалась на провокации Запада и не стала оспаривать избирательный процесс, хотя его даже так назвать было сложно, поэтому, думаю, она и сейчас не станет этого делать».

Это, знаете, как в анекдоте — меня вчера в этом переулке изнасиловали, сегодня опять пойду. Унизиться в глазах всего мира, показать врагу свою слабость, а друзьям — Донбассу, Новороссии, русским Украины — то, что на тебя нельзя рассчитывать — это теперь называется «не поддаться на провокации». Сделать это же самое еще раз спустя пять лет, когда результаты предыдущего «неподдавания» налицо, а проистекшие из майдана политическая система и русофобский консенсус никуда не делись, а лишь радикализировались и окрепли, и любой кандидат (во всяком случае, из числа вероятных, да и маловероятные бойко по большому счету тоже) будет находиться в их русле — это называется…Господа эксперты, конечно, подберут какой-нибудь благообразный термин, в цензурном же отсеке моего не самого бедного словарного запаса такие термины отсутствуют. Налицо вставание с колен и укрепление геополитического могущества, о которых нам двадцать лет твердят из каждого утюга (хотя теперь, наверное, моднее говорить — из вейпа, гаджета или, прости Господи, флипчарта).

А вот другой уважаемый эксперт: «Вероятность того, что Россия не признает итоги президентских выборов на Украине, — нулевая. Потому что Украина — сосед России, и кто бы ни пришел к власти на Украине, так или иначе с ним придется иметь дело. Поэтому лучше вести любые переговоры по тем вопросам, по которым невозможно не вести, например продление транзитного договора по газу через Украину. И лучше вести такие переговоры по официальным каналам, чем не признавать и отрубать таким образом возможность договариваться о важных для России вещах. Я знаю, что ходят разного рода спекулятивные слухи, и есть призывы, чтобы не признавать итоги выборов на Украине, но их высказывают люди, которые к реальной политике, к принятию решений никакого отношения не имеют. Это популизм, и с внешней политикой России он никакой увязки не имеет. И я убежден, что такой позиции у России не будет».

Я, исходя из опыта предыдущей ударной пятилетки, тоже сильно подозреваю, что такой позиции у Российской Федерации не будет. Правда, не могу взять в толк, почему это подается как признак великой государственной мудрости. На самом-то деле это глубокое незамутненное безумие, если, конечно, рассуждать с точки зрения национально-государственных интересов России и разделенного русского народа, а не частных гешефтах, касающихся «транзитного договора по газу». Единственной правильной и сильной мерой, в ряду прочих безусловных, было бы как раз непризнание итогов. Технически это общению с Киевом никак не мешало бы — даже во время Великой Отечественной СССР поддерживал через третьи страны  контакты с III Рейхом на предмет списков военнопленных, обмена интернированными дипломатами и их семьями, судьбы посольского имущества. Содержательно же это общение имело бы совсем другой вид. Но нет. Ответим на оруэлловское «война это мир» российским «слабость — это сила, а глупость — мудрость».

Или, может быть, все спикеры на тему благостной неизбежности признания украинских выборов считают, что хорошо изученная по газовым переговорам Тимошенко, много лет кормившийся на тучных российских хлебах Зеленский или ставший привычным Порошенко позволят еще пять лет сохранять иллюзию пусть не мира, но хотя бы холодной, местами теплой войны? Тогда у меня плохие новости. Господа эксперты, наверное, в курсе — хотя кто их, прекраснодушных, знает — что недавно в выборный процесс бесцеремонно и притом весомо вмешался главный украинский национал-радикал Билецкий по кличке «Белый Вождь». Вмешался формально в качестве беспристрастного арбитра и модератора, фактически — на стороне противников Порошенко, но в любом случае, кто бы теперь ни победил, пусть даже все-таки пан Рошен — он победит либо во многом благодаря Билецкому, либо с его дозволения. Многие утверждают, что национал-радикалы не играют самостоятельный роли и управляемы силовиками, в первую очередь паном Аваковым. Спорно. Кто там на ком стоит и кто кем больше виляет уже не разобраться, они взаимопропитались и сплелись в плодотворном симбиозе. И этот симбиоз будет определять суть и фон следующей пятилетки любого победителя выборов. Если для Донбасса украинский режим давно является гитлеровским, то для Украины в целом пока был несколько ближе к пиночетовскому. Дальше окончательный переход от пиночетовщины к нацизму будет уже всеобъемлющим и повсеместным. Отношения с Россией исключением не станут.

Впрочем, еще раз уточню — может быть, для печальников о «газовом транзите» Порошенко и впрямь не декоративный, а по-настоящему удобный контрагент. Когда Москва признала итоги украинских выборов пять лет назад, это само по себе пахло очень дурно. Но еще на порядок более скверным запах признания оказался на фоне, что референдумам о независимости ДНР и ЛНР досталось лишь…«принятие их во внимание». Поневоле можно было подумать, что для хозяев высоких московских кабинетов Петр Алексеевич и Ко бесконечно более классово близки, чем восставшие против «законной киевской власти» донбасские босяки. Собственно, последующая пятилетка бесконечных вливаний в украинскую финансово-экономическую сферу, актов прямой и косвенной помощи осуществляющим геноцид Донбасса ВСУ, включая военно-техническую, наконец, бутафорских санкционных списков, в которых можно было обнаружить киевского галериста, но не Порошенко и его сына — в общем, пятилетка это показала справедливость соображений о примате классовой дружбы над какими-то национальными интересами и какими-то смешными русскими. Я своими глазами видел, как на поддерживающих Новороссию, но при этом глубоко антикоммунистических ресурсах с горечью признавалась правотой известной формулы, принадлежащей британцу Томасу Даннингу и популяризированной Карлом Марксом: «Нет такого преступления, на которое капиталист не пошел бы ради 300% прибыли».

В заключение — еще порция плохих новостей. На этот раз уже не для рядовых, пусть и уважаемых экспертов, а для целого главы российского правительства, заявившего давеча о готовности разговаривать с любой послевыборной киевской властью, если у той будет встречное аналогичное желание. Есть веские основания полагать, что дальше разговаривать будет не с кем уже и на уровне закулисных компрадорских договорняков. Горючее, оружие и депортированных политэмигрантов, возможно, по-прежнему будут принимать, но теперь даже без благосклонного кивка головы. А затем новый собеседник все-таки появится, но вряд ли он кого-то порадует, ибо это будет грозный суд Русской Истории.

Так, может быть, все же не признавать? Проявить настоящую мудрость, а не ту, что на самом деле преступная глупость, но в красивой пропагандистской упаковке? Показать, где мы видели украинский режим и опекающих его Америку и Европу? Крикнул — а в ответ тишина и лишь далекое насмешливое эхо «…опу…опу…опу».

Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия»

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора