В сказке ложь, да в ней намёк

Владимир Викторович Волк Русранд 23.06.2020 16:32 | Политика 159

СМИ пишут, что в резиденции Владимира Путина в Ново-Огарево установили санитарный коридор. Это специальный туннель, следуя через который оказываешься в мелкодисперсном водном тумане, который покрывает дезинфицирующим раствором одежду и открытые участки тела. В этой связи почему-то сказка Джанни Родари «Приключение Чипполино» вспомнилась.

Был там такой момент: дабы запах нищеты, в которой живёт народ, не бил в нос его высочеству, придворные предложили тоже создать нечто вроде санитарного коридора.

Цитата из произведения:

«… — Что скажет принц, когда почувствует этот запах бедности?

— Можно опрыскать бедняков духами! — предложил Старший Камергер.

На окраину немедленно отправили дюжину солдат-Лимончиков, чтобы надушить тех, от кого пахнет луком. На этот раз солдаты оставили в казармах свои сабли и пушки и взвалили на плечи огромные бидоны с опрыскивателями. В бидонах были: цветочный одеколон, фиалковая эссенция и даже самая лучшая розовая вода».

Вообще творчество итальянского писателя последнее время стало весьма популярным в российских социальных сетях. То и дело администраторы пабликов и комментаторы размещают цитаты и картинки из сказок и экранизаций Джанни Родари применительно к действительности путинской РФ. Невероятно, но то, над чем хохотали советские школьники, сегодня стало их действительностью, только уже в более зрелом возрасте. Здесь нам и Джельсомино в стране лгунов, и Чиполлино, столкнувшийся с неправедностью властной машины и несправедливостью устроения общества.

Ещё несколько характерных цитат детского классика:

«… — Бедный ты мой отец! Тебя засадили в каталажку, как преступника, вместе с ворами и бандитами!..

— Что ты, что ты, сынок, — ласково перебил его отец, — да ведь в тюрьме полным-полно честных людей!

— А за что же они сидят? Что плохого они сделали?

— Ровно ничего, сынок. Вот за это-то их и засадили. Принцу Лимону порядочные люди не по нутру.
Чиполлино призадумался.

— Значит, попасть в тюрьму — это большая честь? — спросил он.

— Выходит, что так. Тюрьмы построены для тех, кто ворует и убивает, но у принца Лимона все наоборот: воры и убийцы у него во дворце, а в тюрьме сидят честные граждане».

«…Старшая и графиня Младшая из почтенного рода Вишен, утверждают, что, будучи владелицами воздуха в своём имении, они должны быть признаны также и владелицами всех осадков, выпадающих в течение года. Посему они просят суд подтвердить, что каждый житель деревни повинен уплачивать им арендную плату в сумме ста лир за простой дождь, двухсот лир за ливень с громом и молнией, трёхсот лир за снег и четырёхсот лир за град».

«… Земляничка потихоньку послала за доктором Каштаном, который жил в лесу под большим каштаном. Его называли доктором бедняков, потому что он прописывал больным очень мало лекарств и платил за лекарства из собственного кармана.

Когда доктор Каштан подошёл к воротам замка, слуги не хотели его впустить, потому что он прибыл не в карете, а пешком.

— Доктор без кареты — наверняка шарлатан и проходимец, — сказали слуги и собирались уже захлопнуть дверь перед носом у доктора, когда появился синьор Петрушка».

«…А кум Тыква думал-думал и в конце концов решил работать побольше, а есть поменьше. Так он и сделал. Теперь ему удавалось покупать по три, по четыре кирпича в год».

«…Принц устроил большой праздник.

— Моим подданным необходимы развлечения, — решил принц Лимон, — тогда им некогда будет думать о своих бедах и нуждах».

Не правда ли, как до боли знакомо: вчерашние бандиты с депутатскими значками, коррупционеры при должностях, непомерные и неоправданные налоги, нищие врачи, мизерные зарплаты, из которых люди не в состоянии отложить на чёрный день, и всё это под неумолкаемые телевизионные шоу.

Нужно отметить, что Джанни Родари пришёл к левым убеждениям не сразу. Да и расцвет творчества его пришёлся на послевоенные годы после падения диктаторского режима Бенито Муссолини. А до этого, еще во время обучения в семинарии Родари вступил в молодежную фашистскую организацию. В 1941 году, получив диплом учителя начальных классов, вступил уже в Национальную фашистскую партию. Впрочем, это решение было продиктовано не политическими убеждениями, верностью партии и ее идеологии, а банальной необходимостью просто выжить в фашистском государстве — получить и сохранить работу учителя начальных классов.

Может быть, именно этим продиктованы и нынешние метаморфозы в путинской России, когда учителя вступают в партию «Единая Россия»? Или когда директор московского центра культуры запрещает показывать ранее согласованный спектакль по мотивам повести Джанни Родари «Чиполлино» в рамках международного театрального фестиваля? Потому что «такое нельзя показывать на сцене государственного учреждения, у нас сотрудники, семьи, ипотеки, она не может рисковать, вы сами должны понимать, она приносит свои извинения». В вопросе выше нет никакого намёка на то, что в РФ или в структурах её партийной власти наступила эра фашизма. Речь о том, что по многим параметрам Россия идёт по пути фашизации.

Об этом ещё три года назад предупреждали в своей книге «Современный фашизм: новые облики и проявления» профессоры С.С.Сулакшин и В. Э. Багдасарян.

В свою очередь швейцарские журналисты недавно обратили внимание на то, что кремлёвские пиарщики, по сути, копируют в рисуемом для массовой реализации образе Владимира Путина Бенито Муссолини. Путин, как и в своё время Дуче, постоянно позирует для масс-медиа то с голым торсом, то верхом на лошади, то на лыжах, на мотоцикле, за рулём автомобиля, в поле, на самолёте, в спортзале или на стрельбище и т.п.

Справедливости ради (но не в оправдание итальянского диктатора) нужно подчеркнуть, что Муссолини не просто позировал ради красивого снимка, а действительно участвовал в соревнованиях по плаванию, фехтованию, горным лыжам и конному спорту, в гонках на мотоциклах и на гоночных автомобилях. Знатоки говорят, что и в страду Дуче не резвился перед камерами, а реально работал на уборке урожая, показывая пример остальным руководителям. Да и в кабине самолёта Муссолини сидел не просто так, он был лётчиком.

Ради той же справедливости (но не в оправдание фашистской диктатуры) стоит отметить, что Италия периода Муссолини из отсталой аграрно-индустриальной, разорённой Первой мировой войной, периферии превратилась в основательно мощную индустриально-аграрную державу, запустив передовые на тот момент времени отрасли промышленности — авиацию, судостроение, станкостроение, машиностроение. Италия из импортера стала стабильным экспортером продукции. Итальянские футболисты стали лучшими в мире.

Конечно, всё это было достигнуто Италией невероятно высокой ценой. В стране был сформирован жесточайший диктаторский режим единоличной власти. Малейшее стремление к свободе, равенству, демократическим процедурам пресекалось на корню. Государственный фашизм получил поддержку крупной буржуазии, поэтому любое инакомыслие преследовалось, оппозиция и профсоюзы либо были полностью разгромлены, либо стали бутафорными, подставными, на потребу режиму.

Авторитет Дуче был непререкаем. Даже в 1943 году, когда германские войска оккупировали территории своего итальянского союзника во Второй мировой войне, Муссолини обладал достаточно высокой поддержкой населения. Призывал соотечественников бороться бок о бок с немецкими оккупационными войсками против врагов отчизны и реакционных сил. Многие граждане Италии, и не только фашисты считали, что должны сохранить верность Муссолини до конца его дней (к вопросу об «обнулении» сроков президента). Через полтора года пытавшийся скрыться в Швейцарии Дуче был схвачен повстанцами и расстрелян.

Далее тела мертвого Бенито Муссолини, последней возлюбленной диктатора, а также пятерых высших чиновников фашистского правительства привезли в Милан, где выставили на обозрение публики, подвесив ногами вверх на площади Пьяцца Лорето.

10 августа 1944 по приказу диктатора здесь казнили 15 антифашистов — спустя десять месяцев пришло заслуженное, кошмарное на вид возмездие. За шесть лет мировой войны народ огрубел, привык к смерти, поэтому зрелище мертвого тирана стало настоящим украшением дня для миланцев и гостей города. После того, как веревки на виселице обрезали, каждый желающий (а таких нашлось немало среди итальянцев, жаждущих священно религиозного, кроваво-библейского опыта) мог подойти, плюнуть и проклясть лежащее в грязной канаве тело недавнего повелителя мира, земного Бога, как называли дуче ярые поклонники.

Вот такой путь диктатора. И такая судьба у диктатуры, которой какое-то время восторгался Адольф Гитлер, впрочем, превзошедший в своей тирании методики насилия в исполнении Муссолини.

Рейтинги тиранов фашистского толка высоки лишь до того периода, пока в их руках находятся социология, пресса, радио и телевидение и пока политика силового подавления гражданских и человеческих прав не наталкивается на организованное сопротивление масс.

Дабы не сложилось ощущения о проявлении уважения к итальянскому варианту европейского фашизма, который исполнительски был слегка гуманнее гитлеровского нацизма, нужно отметить, что в Нюрнберге судили не столько конкретных людей, сколько саму преступную античеловеческую идеологию. О том, что такой суд необходим, начали говорить еще в 1942 году, когда стали известны результаты преступлений фашистских режимов Оси.

Есть ли признаки фашизации в современной России, а не только подражание Дуче в пиар-кампании Путина? Не просматривается ли в запутанных лабиринтах либерального эксперимента трансформация в генетически преемственную от либерализма идеологию? Профессоры С.С.Сулакшин и В.Э.Багдасарян считают, что есть. И дают перечень этих признаков.

Некоторые из них, фактически не поддающиеся критике. Это огромное имущественное и социальное расслоение, которые не сокращаются, а возрастают. Это выстроенная система корпоративного государства, где, по сути, создана общегосударственная корпорация с лидером во главе и различными каналами связности с ней партийной системы, бизнеса, общественных организаций. Это ручное управление страной, вождизм и культ президента. Это возрастающая милитаризация государства, усиление военных настроений, участие в военных конфликтах, создание образов врагов, в том числе внутри страны.

Политически фашизация подразумевает свертывание свобод, запрет инакомыслия, искоренение оппозиции, что читается в постоянно принимаемых законах и «пакетах» (Яровой, Клишаса и т. д.). Выборы в РФ носят формальный характер с заранее известным итогом вплоть до процентов. В обществе растёт нетерпимость, причём зачастую и даже в большей доле генерируемая сверху через создание всевозможных молодёжных организаций и «крыльев» партии власти, через ток-шоу в СМИ, создание армий сетевых троллей, массово атакующих в информационном пространстве любые критические высказывания в адрес власти и вождя.

Сложное социально-экономическое положение всегда питательная среда для национализма и регионализма. Элита латентно поддерживает националистические настроения, негласно поддерживая как межнациональную, так и межрегиональную и межконфессиональную напряженность.

Один из признаков фашизации России — это нефункциональность государства в противодействии фашизму. У нас официально запрещается пропаганда фашизма и нацизма, но вовсю процветают установки памятников колаборантам в Великой Отечественной войне, нет весомого противодействия написанию книг, статей сомнительного содержания. Весьма показательна картина отношения российской власти к украинской хунте и к фашистской, русофобской, ксенофобской идеологии Киева, которые на официальном уровне так никто и не осудил. Представители Кремля ездят на переговоры с делегатами киевского режима, называет его партнёрским, не пресекают в РФ пропаганду украинского фашизма и военщины против русских соотечественников Донбасса.

Пока ещё в России не запрещена, как на Украине, деятельность левых политических партий. Но весь вопрос в том, отвечает ли запросам общества деятельность целого спектра коммунистических и социалистических движений? Собственно, вообще, есть ли в России оппозиция? Не скоморошная, работающая по звонку из Кремля и согласовывающая на Старой площади все свои телодвижения, а реальная, способная отстаивать позицию и идеологические постулаты.

На минувшей неделе этот вопрос мы с соратниками обсуждали с С. С. Сулакшиным. Мнение Степана Степановича однозначное: всё, что демонстрируется в РФ в качестве оппозиции, назвать таковой нельзя. Существует лишь несколько раздробленных маргинальных движений, пытающихся вести политическую борьбу против режима и имеющих разные по своей глубине, индексу реализуемости и объёмам программы действий.

В стране раскручивается две водевильные фигуры, которые подаются избирателям как ярые оппозиционеры, один на правом фланге, Алексей Навальный, второй на левом, Николай Платошкин. По некоторым опросам, рейтинг Навального выше, чем у Путина. Прогнозировавшийся Центром Сулакшина трюк с домашним арестом существенно поднял политические акции Платошкина, что фиксируется последними данными социологического опроса.

Но при этом в СМИ рисуется непререкаемый авторитет Путина. Собственно, было бы уместным, если бы этот авторитет подкреплялся реальными социально-экономическими, научными, спортивными, культурными революционными победами России. Но этого не наблюдается. Россия катится вниз по той же горочке, куда уже сошли некоторые африканские государства.

Поэтому вопрос об оппозиции он вполне серьезен. В Африке народ пассионарен. В России народ усыплен мантрами телеэкспертов и петрушечных квазиоппозиционеров. Создаётся иллюзия, что альтернативы Путину и путинизму попросту не существует, хотя это не так. В обществе царит страх обнаружить себя в качестве оппозиционера режиму, боязнь говорить прямо и открыто о реальном положении дел в стране. Голос оппозиции подавлен, он выключен из информационного поля техническими специалистами.

Сложившаяся обстановка — моральная, интеллектуальная, общественная — такова, что впереди маячит только тупик, безысходность, выход из которой — развал страны. Все манипуляции и рефлексии власти сводятся к одной единственной цели — сохранять созданную для меньшинства народа комфортную и сытную «стабильность», продолжать высасывать из страны соки и перекачивать их на свои зарубежные счета, инвестируя экономики чужих стран. Для России, её устойчивости и жизнеспособности — это нулевые перспективы.

«Это очень серьёзный вызов, — считает Степан Сулакшин. — Опрос, который мы сейчас проводим в сети, прогнозирует кризис и распад».

Вопрос здесь, пожалуй, даже не в том, что Москва не Рим, Россия не Италия, а Путин не Муссолини. Не в том, что в отличии от Дуче, шедшего путём восстановления традиций и мощи своей страны по образу и подобию некогда великой Римской Империи, президент РФ не выдвигает программных целей возрождения ни Империи Российской, ни тем более Советской, которой он чурается. Главная проблема в том, что в РФ вообще не наблюдается консолидации элит вокруг какого-либо общегосударственного оздоровительного проекта. Элиты живут в своих «домиках» и озабочены не восстановлением России, а зарабатыванием в ней денег. При этом предпочитая иметь «запасные аэродромы» на Западе, вместе с жёнами, любовницами, детьми и соответствующими паспортами.

Такие элиты не будут бороться за собирание земель русских, объединение народов, если, не дай, Бог, коснётся. Вот, сейчас, например, эти самые элиты разогревают российскую публику всевозможными вбросами про грядущую чипизацию или захват страны рептилоидами. В пропаганду шизофренических идей вкладываются серьёзные средства, включаются информационные каналы и спикеры, некоторые из которых до поры до времени демонстрировали свою оппозиционность. Но сейчас, как видим, сбрасывают маски.

Конечно, бороться с виртуальным Биллом Гейтсом, который живёт себе за океаном, сражаться с инопланетянами и чипами — оно куда безопасней, чем реально бороться с путинским режимом за перемены в России. Запустить армию петрушек, чтобы поставить страну на рога — вот предполагаемая цель главных кукловодов отечественной политики, не исключено, консультируемых западными патронами. Сегодня из-за спин публичных глашатаев «стабильности» торчат уши куда более кровожадных хищников, чем те, что несколько лет назад разогревали Болотную площадь.

«Есть предположение, что это государственные спецслужбы через всевозможные кибернетические и инфовойска готовят большую провокацию в России. Что существует какой-то план действий режима затеять провокации, чтобы не дать обществу консолидироваться вокруг серьёзной профессиональной конструкторской повестки страны. Чтобы канализировать протестную энергетику народа, а затем показательно и назидательно его наказать. Причём на долгие годы. Возможно, что в этом и заключается технология настоящего разворота власти», — считает С. С. Сулакшин.

Любопытно, но в сказке Родари про Чиполлино подобные технологии буквально пронизывают текст. С первых страниц произведения читателю становится понятно, что мирный диалог между властью и народом уже не ведётся. Власть общается с народом только с позиции силы и провокаций, так как все остальное она делать разучилась, если вообще умела. Принц и феодалы потеряли связь с реальностью. Всё, что они могут, — это тратить и придумывать новые налоги (на воздух, на осадки). Простолюдины же настолько привыкли терпеть, что только плачут и утираются.

Но по логике сказки сразу же становится понятно, что в стране есть оппозиция. Причём это не ожиревшие партноменклатурщики, трусливые политиканы, рассусоливающие о мире во всём мире и толкающие левые, жёстко привязанные к режимным скрепам идеи. Это настоящая народная оппозиция.

Ещё одна линия социалистической утопии итальянского писателя — это мирная революция. По сути, смена режима и государственного курса обходится «малой кровью». Никто не казнит диктаторов. С их прислугой тоже обходятся гуманно: кто-то эмигрирует, кто-то идёт работать сторожем, кто-то грузчиком. К слову, те же идеи мирной революции, ликвидации господствующего класса без больших и кровавых потрясений, красной нитью проходят и в другом произведении Родари о Джельсомино. В сказке ложь, да в ней, как говорится, намёк.


Автор Владимир Викторович Волк — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей