«В УКРАИНСКОМ ЗЕРКАЛЕ ЛЕГКО УВИДЕТЬ СЕБЯ»

Станислав Смагин 23.02.2020 16:00 | Альтернативное мнение 57

Главная тема последнего шестилетия, украинская, начала проникать в главную тему локального отрезка, коронавирусную, где-то пару недель назад. Сначала отдельные блоки в программах, а затем и программы стали посвящать письмам и постам в социальных сетях украинцев, застрявших в Ухане, жалующихся, что родное государство о них забыло и завидующих россиянам, которых оперативно эвакуировали родные власти.

Честно говоря, это диковинное рождение Украины из духа коронавируса поначалу заставило вспомнить одну картинку с просторов Интернета: лежащие на листе бумаги чертёжные принадлежности причудливым образом складываются в суровую физиономию фюрера III Рейха, край листа загнут на манер челки – и подпись «Везде мерещится Гитлер? Иди лечись!». Просто удивительно, к чему ещё приплетут незалежную? Министры иностранных дел Кувейта и Уругвая встретились, поговорили, при этом Украину ни разу не упомянули? Так ведь и такое давно уже есть, боюсь, что-то новое изобрести сложно.

Однако на днях законный повод для сплетения обеих тем всё-таки появился, да ещё какой. Несчастных украинских граждан всё-таки эвакуировали из уханьских краёв, но в краях уже родных сограждане встречают их неласково, самопальными кордонами и чуть ли не вилами, мол, тикайте швыдче отсюда, а то перезаражаете ведь. Уж как тут захлебнулись злорадостью в телевизоре, да и в рунете – словами не передать. Впору подумать, что коварную болячку, как и большинство других инфоповодов, создали где-то в кабинетах кремлёвской администрации, дабы отвлекать людей от других проблем, на данном этапе – от поправок в Конституцию.

Ну да не в этом суть. Суть в другом. Повод для злорадости, конечно, железобетонный. Вот только основания для неё очень сомнительные. Ибо в украинском зеркале, если смотреть не через очки удобного цвета, легко можно увидеть себя.

Один солидный господин на Фейсбуке озвучил давно уже протухшие методичку на тему, почему шесть лет назад Москва ограничилась возвращением Крыма и очень специфической помощью Донбассу, бросив остальную Новороссию и русских Украины на произвол судьбы: «Мы ещё не раз и не два скажем спасибо нашему руководству за то, что в далёком уже 2014 году там не поддались на объяснимый энтузиазм: “спасать наших братьев на Украине, страдающих от фашистского переворота”. – Нет там никаких братьев. И не страдает там никто. Да и переворота, в сущности, никакого не было. Всё было ровно наоборот: бандер-логи вернулись в своё естественное состояние. Переворот и гнёт был тогда, когда их заставляли ходить, не опираясь на кулаки, и пользоваться вилками. И явись мы к ним “на помощь”, нас бы тоже воспринимали, как угнетателей – и были бы со своей, обезьяньей точки зрения абсолютно правы. Нет уж: теперь всё сами-сами. А мы отсюда понаблюдаем».

Нарочно и осознанно смешать Западную Украину, где начались гонения на эвакуированных, Центральную, где они продолжились, и Новороссию – ерунда, дело житейское. В комментариях этому господину совершенно резонно указали: «Со своим вздохом облегчения что вас в 14 году не обременили украинцами – вы ровно копируете вздох облегчения украинцев, у которых самолёт не сел, их не обременили больными, и слава Богу. То есть вы РОВНО такой же по психотипу, мыслям и типическим реакциям».

Несправедливое замечание? Очень справедливое.

Сегодняшняя Россия – страна глубокого, повсеместного и агрессивного не индивидуализма даже, а атомизации. Проявляется это повсеместно и отнюдь не только в отношении украинских событий. Приведу два простых примера, я о них в разное время писал.

В Костроме инвалид-«афганец» Игорь Жулев, потерявший на войне способность ходить, многие месяцы бился с соседями за право на специальный электроподъёмник для своей коляски. Точнее, пандус уже установили за казённый счёт, ведь ранее 89 процентов жильцов установку через ТСЖ не одобрили. Но следом они отказались оплачивать содержание устройства, хотя расходы в среднем составляют шестнадцать рублей на квартиру в месяц. Смутил соседей и изменившийся облик подъезда. Кроме того, они просто возмущены тем, что инвалид, мол, слишком медленно спускается по пандусу. Представитель местной мэрии, пытаясь усовестить «пандусных бунтарей», привёл следующий аргумент: сам Жулев живёт на первом этаже и не страдает от протечек крыши, но при этом исправно платит за капремонт, чтобы обеспечить сухой потолок тем, кто обитает выше. А судебный исполнитель администрации добавил: «Инвалид также платит за содержание лестничных пролётов, хотя воспользоваться ими не может». Толку – ноль. Аргумент, что мужчина проливал кровь и пострадал за Родину, кажется, вообще не поднимали, его оппоненты просто бы не поняли.

А в городе Североуральске летом 2018 года происходит катастрофа местного масштаба. Из-за обвала русла реки Кальи водой из-под крана пользоваться нельзя. Одновременно мелкие предприниматели задрали цены на воду в несколько раз. А в магазинах покупатели начали устраивать буквально драки за бутылку драгоценной влаги. При этом ситуация была, конечно, очень непростой, но не настолько, чтобы вот так будить зверя в себе.

Как тут не вспомнить московских таксистов и «частников», которые после терактов и аварий в метро в 2010-2014 годах и после теракта в Домодедово в январе-2010 задирали цены даже на минимальные перевозки. В 5, 10 раз. Есть и другой, более радостный пример – когда в Санкт-Петербурге весной-2017 после, опять же, теракта в подземке многие водители предлагали совершенно бесплатную транспортную помощь нуждающимся в ней. Что перевешивает количественно и качественно, первый пример или второй? К сожалению, не уверен, что второй.

И, наконец, вспомню эпизод из собственной жизни. Не в первый раз в своих статьях вспомню и, наверное, не последний. Дело было так. Стоял в большой очереди в паспортном столе. Три женщины в возрасте, только здесь и сейчас впервые встретившиеся, обсуждали лень паспортистов и наглость желающих прошмыгнуть вне очереди. Следующим в кабинет к паспортисту должен был идти я, но в предбанник зашёл даже уже не помню какого пола человек, вежливо попросил пропустить, ему буквально на секунду (так в итоге и вышло, спросил что-то и ушёл). Я и пропустил. Женщины неодобрительно поцокали языками — незачем давать слабину перед наглецами. Тут я имел неосторожность сказать: «Ну, русские должны помогать друг другу!». Как они прореагировали! «Ахаха! Ага-Ага! Русские, ага! Напомогали друг другу! Нашёл причину для помощи!». Одна рассказывает откровенно русофобский анекдот: «Грузин грузина спрашивает — Гиви, у тебя есть дом и машина? Есть, отвечает Гиви. И у меня есть! А вот у Тенгиза нет, давай поможем ему? — Давай! Разговаривают два армянина, у обоих есть дача, а у Арама нет, решают помочь с дачей Араму. Сидят русские — Вася, ты сидел? — Сидел! — И я сидел, а вот Колян не сидел, давай поможем ему сесть!». Две другие одобрительно гоготали, даже не понимая, что они сами же этот анекдот и иллюстрируют.

Государство, кстати, относится к гражданам примерно так же, как они друг к другу – «ешьте макарошки» и «никто не просил ваших родителей рожать вас на свет». Несмотря на это (а, может, как раз поэтому?), рыбак рыбака видит издалека – граждане за власть и её представителей многие годы охотно голосуют либо, по меньшей мере, особо не возражают, когда их голоса крадут.

Правда, в последнее время, на фоне разгорающегося кризиса, появляются кое-какие признаки просветления – некоторое отрезвление от пропаганды, протестные голосования. Но говорить даже о том, что мы уверенно вступили на путь излечения от страшной социальной болезни, которая смертельнее любого коронавируса, пока не приходится. Поэтому и гоготать над гражданами соседнего государства, наверное, не стоит. Они либо наша той или иной степени близости родня, либо просто часть нас, мы сами, в зависимости от конкретной территории и группы людей. Корни у нас общие, и болезни тоже во многом общие, просто у них другая форма и стадия.

На Западе, к слову, одичания не сильно меньше, где-то и больше, просто, опять же, в других формах. Например: «Английская Национальная служба здравоохранения (это одна из четырёх организаций, оказывающих медицинскую помощь в стране) разработала новые правила, по которым врачи смогут отказаться лечить пациентов, проявивших по отношению к ним расизм или сексизм. Об этом сообщается на сайте ведомства. Новые правила не касаются тех случаев, которые требуют оказания экстренной помощи. Во всех других пациенту можно будет отказать в лечении за расистские, гомофобные или сексистские высказывания, а также из-за других видов дискриминации». Сексизмом по новым стандартам толерантности, как известно, может считаться и слишком вежливое обращение мужчины к женщине, расизмом – если общение с чернокожим собеседником ты начал не с извинения за то, что ты белый гетеросексуальный мужчина. Так что отказывать можно пациентам в количественном диапазоне от 14 до 88%. Та же история, что с украинскими протестами против соседства с уханьскими беглецами; ракурс чуть другой.

Уверен, этот сюжет с английским запретом российская пропаганда отработает на 100%, может, даже Дмитрий Киселёв внимание уделит и театрально всплеснет руками. Но и здесь, гогоча или ужасаясь, неплохо бы взглянуть на себя. Ракурсы разные – одичание одно.

P.S. А вот ссылка, которая попалась мне на глаза уже после написания основной части текста и которая как нельзя более лучше подтверждает её мысль – «ВАЛИТЕ К СЕБЕ!»: ЖИТЕЛИ СИБИРИ И УРАЛА ВЗБУНТОВАЛИСЬ ПРОТИВ КАРАНТИННЫХ ЗОН ДЛЯ БОЛЬНЫХ КОРОНАВИРУСОМ.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю